В первой части нашего повествования мы проследили биографию коммунального бизнесмена и флоридского затворника Вадима Ишутина aka Ишак, объявившего о (якобы) продаже всех своих активов в Воронеже, - от рождения до начала 2009 года, когда воронежским губернатором стал Алексей Гордеев. В догордеевскую часть биографии Ишутина вместилось многое – рождение на базе Севморфлота, жизнь в Чехии, установление близкой связи с обнальщиком Скоркиным и фээсбешником Марковым, лидером «Родного Воронежа» Зенищевым, начало коммунального бизнеса и т.д. Но золотые деньки Вадима Борисовича наступили с приходом в область Гордеева. 

К началу нового губернаторства Ишутин подходил в качестве бизнесмена средней руки. В свите «теневого мэра» Воронежа Леонида Зенищева Ишутин играл роль не второй, а, может быть, даже и не третьей скрипки. После избрания в 2008 году настоящим мэром Сергея Колиуха, его альтер-эго Зенищев озаботился консолидацией в своих руках рынка управления многоквартирными домами. При предыдущем мэре Борисе Скрынникове 30% управляющих компаний были отданы в руки депутата гордумы Федора Ковалева, верного сподвижника знаменитой «оппозиционерки» Галины Кудрявцевой. Структура называлась «Городская управляющая компания» («ГУК»), четверть уставного капитала принадлежала городу. Но после смены мэра Ковалев создал на бумаге одноименное ООО и перевел туда большую часть многоквартирных домов. Без боя «кошелек Кудрявцевой», как звали Федора Михайловича журналисты, сдаваться был не намерен. 

На войну с Ковалевым Зенищев отрядил Ишутина и самого молодого в истории депутата гордумы Александра Тюрина. Это было больше, чем преступление – это была ошибка. Зенищев собственными руками создал альянс двух амбизиозных предпринимателей, которые в какой-то момент поняли: зачем договариваться, если можно у «папы» отнять все. Но пока Ишутин и Тюрин успешно скупали долги «ГУКа» (первый номинальный скупщик – брат Ишутина Евгений), перерисовывали протоколы собраний жильцов. Протоколов было столько, что под их хранение сняли отдельную, сильно засекреченную квартиру. Чуть позже мэрия за символические 500 тысяч рублей продала свою блокирующую долю в первоначальных пяти управляшках, которые были розданы депутатам и перешли под контроль Ишутина. Итог: один «ГУК» обанкрочен, другой закрыт, Федор Ковалев уничтожен, бизнес управляшек расширен, под контролем Зенищева и его младших компаньонов Ишутина и Тюрина оказалось 60% многоквартирных домов. Из которых надо вывозить мусор.

Одновременно с продажей управляшек мэрия упразднила муниципальное предприятие по обращению с отходами. На его базе было создано ОАО «Экотехнологии», в котором у мэрии оставался лишь блокирующий пакет, а контроль над вонючим и очень сладким бизнесом переходил к Ишутину. Со временем блокпакет был ему же и продан втихаря.

Мусорный ветер, денежный дым

Еще до прихода Гордеева Ишутин добрался до будущей жемчужины своей коммунальной империи – Семилукского мусорного полигона (первоначально 30 га, сейчас 35 га). Фактически, единственного полигона, работающего в окрестностях миллионного города и его агломерации. Видели на курской трассе справа по движению стаи ворон, охраняющих вход в царство вони? Вот это он самый. Первоначально полигон был муниципальным. Потом приватизировали. До Ишутина то ли самим полигоном, то ли землей по соседству с ним владело ООО «Каскад», контролируемое депутатом облдумы Евгением Китаевым, ближайшим соратником будущего спикера облдумы и будущего регионального вождя «единороссов», а тогда всего лишь рядового депутата от партии «Родина» Владимира Нетесова. Но более важно то, что Китаев в тот момент был связан общими интересами с кругом Зенищева и Колиуха.

Когда «Каскад» перешел под контроль Ишутина не совсем понятно, но с 1 января 2009 года, всего за два месяца до смены губернатора, директором «Каскада» вместо китаевца Георгия Стасенко стал некто Игорь Русинов. И просидел в должности шесть лет. Сменил Русинова полковник Владимир Копай, бывший начфакультета авиакадемии Жуковского, человек, близкий к начальнику академии генерал-полковнику Зиброву. Достаточно сказать, что «свой» факультет Копай оставил «по наследству» родному брату Александру.

Ишутин и Китаев поделили «Каскад» в пропроции два к одному. Две трети досталось номиналам Ишутина, треть была оформлена на дочь Китаева. Причина такой сделки и кто ее пролоббировал остается тайной. Семья Китаева вышла из этого юрлица в 2018 году. Но к тому времени «Каскад» был далеко не единственным юрлицом, в котором крутились мусорные деньги миллионного города. В 2013 году по факту незаконного возмещения НДС на 22 миллиона в ООО «Каскад» было возбуждено дело, которое на первоначальном этапе освещалось в СМИ, а потом как будто рассосалось. Информации о том, чем оно закончилось, нет. Скорее всего, ущерб возместили и по-тихому закрыли. Примерно в это время на «Каскаде» была очередная смена директора, и появился полковник-аэродромщик. 

Одна существенная деталь – полигон был переполнен и нарушал все мыслимые экологические нормативы. Что тогда, что сейчас. Это и летняя вонь, это и загрязнение сточных вод. Ни о каких внятных экологических экспертизах полигона никогда не было даже слышно. Ни общественников, ни журналистов, ни экологических служб. Рекультивации полигона, или какой-либо его части за эти двадцать лет также не производилось. Может, ее в тайне делали. Но сидящие черной стеной в лесополосе вороны подсказывают, что это не так.

Мусорная ишутинская революция началась на второй год губернаторства Гордеева – весной 2010 года. Было объявлено о будущем строительстве крупнейшего мусороперерабатывающего завода при полигоне. Цена вопроса тогда была еще не определена. «От одного до семи миллиардов», - пояснял Ишутин, за душой у которого тогда была только картофельная живопырка. Но за скобками оставалось то, что это будет частно-государственное партнерство. Или концессионное соглашение. То есть примерно половину денег в частный полигон Ишутина-Китаева вложит государство, остальное соберут с населения в виде тарифов. Но такие решения невозможно принять и осуществить без прямой поддержки губернатора. Так и случилось. Пусть и в значительно меньшем размере и большим опозданием – в 2016-2017 годах. Задержка, возможно, была связана в том числе и с тем, что в 2014 году полигон не прошел экологическую экспертизу. 

На создание нового мусороперерабатывающего завода из федерального фонда реформирования ЖКХ было получено – 700 млн. Сколько вложили инвесторы, а скорее инвестор, семья Китаева, кажется, деньги не вкладывала, и постепенно выходила из бизнеса, неизвестно. В 2017 году Гордеев торжественно перерезал ленточку. Завод начал перерабатывать мусор и качать деньги. Самого Ишутина к этому моменту в России давно не было. Он перебрался во Флориду, поближе к своим деньгам. Но своим многопрофильным бизнесом продолжал (и продолжает – мы уверены) успешно руководить из-за океана, а за его кумом и компаньоном Марковым, ставшим депутатом Госдумы, намертво закрепилось прозвище «Жду денег из Майами».

Что-что, а деньги Вадим Борисович считать умеет и на ветер чужих амбиций не бросает. 

Близнецы-братья: мы говорим Ишутин, подразумеваем - Марков

И здесь надо объяснить политический расклад. Еще в начале 2009 года кум Ишутина Марков уволился из УФСБ, где занимался разработкой агентуры в политических партиях, и возглавил контрольно-аналитическое управление облправительства. Ближайшей опорой Маркова стал вице-губернатор, политтехнолог из Москвы Александр Песов, один из самых влиятельных людей в свите Гордеева. Постепенно Марков завоевывал доверие и самого Алексея Васильевича, а заодно умело проталкивал идеи, выгодные Ишутину. Идея была проста – забрать под контроль все виды бизнеса, которые прямо или косвенно связаны с работой мэрии. То есть все, чем владел Зенищев и другие «родноворонежцы».

У этого плана было одно большое «но». Перебравшийся к тому времени в Москву Николай Евдаков имел тесные контакты с Песовым. И пока был жив Евдаков он умело разруливал, интересы своих бизнес-детишек: Зенищева, Чижова и Ишутина, младшенького. При содействии Евдакова Песов и Зенищев тайно встречались в Москве, вопросы были утрясены. Первые три гордеевских года Зенищева новые  власти, в общем-то, не трогали. 

Так, по инициативе фактически Гордеева в конце 2010 года была создана «Воронежская коммунальная палата» - объединение ишутинских управляшек. Да, Ишутин был лицом «ВКП», но те, управляшки, которые были под людьми Зенищева, исправно приносили прибыль основателю «Родного Воронежа». Это был альянс, как показала жизнь очень неустойчивый. Чуть позже Ишутин захватил власть над всеми жировками города: на месте муниципального информационно-вычислительного центра, который возглавлял депутат гордумы Александр Сысоев, возникла частная контора с труднопроизносимым названием и аббревитатурой ЕПСС. Во главе ЕПСС поставили бывшего стриптизера и будущего кандидата в мэры Руслана Кочетова, ныне главного обвиняемого по делу «Горэлектросети». Помпа для откачивания денег из карманов горожан была создана. Сам Вадим Борисович стал председателем наблюдательного совета «ВКП», а заодно и депутатом облдумы. Старую визитку с «Мивоком» можно выбрасывать.

Вместе с ним при участии Маркова было омандачено около дюжины второстепенных ишутинских коммунальщиков. Ишутинцы стали жириновцами, справедливороссами, коммунистами, ну, и единороссами - до кучи. Просто в оппозиции мест не хватило.

Накануне создания «ВКП» Гордеев выступил на одном из совещаний по коммуналке и популярно объяснил непонятливым застройщикам, что такая форма самоуправления многоквартирными домами как ТСЖ в Воронежской области не прокатит: «Нам удобнее иметь дело с крупным, ответственным инвестором». Через два года этот «ответственный инвестор» выведет в оффшоры то ли 500, то ли и вовсе 800 млн коммунальных платежей воронежцев. По теме вывода денег из управляшек в 2012 году было возбуждено уголовное дело. Вел его местный следком. Суть была проста: все управляющие компании, входившие в «Воронежскую коммунальную палату», разом решают перерегистрироваться в Калужской области под старыми названиями, но с новыми ИНН, предварительно сбросив деньги, полученные от жильцов, по цепочке странных юрлиц, среди которых мелькали сначала «картофельные» контрагенты, а потом чешские. И далее по оффшорам. От 511 млн (версия следствия) до 1,1 млрд (общая сумма долгов закрытых ишутинских укашек перед ресурсоснабжающими организациями).

Еще перед возбуждением этого дела случилось то, что разорвало альянс между Ишутиным и Зенищевым – смерть Евдакова. Еще в начале 2011 года у Николая была диагностирован рак кожи, самое дорогое и современное лечение оказалось безуспешным. 6 февраля 2012 года Евдаков скончался в США. Баланс теневых игроков воронежского бизнеса разрушился моментально. Возбуждение дела по управляшкам, то есть фактически против Ишутина, и смерть Евдакова связаны напрямую. Но не только у Ишутина начались проблемы, с которыми он, забегая вперед, успешно справился. 2012 года – оказался годом падения Зенищева, началом уже не словесной, а реальной битвы  с «политическими карликами». К слову, в этот период проблемы во взаимоотношениях с властью в тот год начались и у депутата Госдумы Чижова.

Вывод денег из ишутинских управляшек происходил без ведома Гордеева, и это невероятно его взбесило. Мы не знаем, когда и при каких обстоятельствах познакомился Алексей Васильевич с Ишутиным, есть фотографии с посещения Гордеева Семилукского полигона, Ишутин рядом, но известно, что их последнее общение было датировано 2013 годом. При разговоре присутствовали начальник УФНС Сергей Дуканов и помощник губернатора Виталий Шабалатов, которым губернатор поручил разобраться с комбинациями Ишутина. Первым делом Алексей Васильевич, дал шанс Ишутину оправдаться, но тот, не моргнув глазом, говорил, ничего не знаю, никаких оффшоров. Гордеев дал слово Дуканову и Шабалатову, которые пояснили за оффшоры, а потом выставил Ишутина за дверь. Не исключим, что гнев был наигранным и на публику – ведь были свидетели, которые про этот гнев потихоньку разнесут.

Защищать Ишутина взялся Генрих Падва, самый авторитетный адвокат страны. Ишутин в списке его подзащитных занял почетное место, где-то между Япончиком, Анатолием Быковым, Ходорковским и министром обороны Сердюковым. Падва появился в Воронеже лишь один раз, но это появление было распиарено так, как будто в «Факел» перешли Месси и Роналду вместе взятые. Никто не сомневался: Ишутин уже победил. Ход был гениальный и придумал его явно не Ишутин, а тот, кто стоял выше в пищевой цепочке.

Под шумок Падвы уголовное дело было изъято из воронежского производства и успешно похоронено в Москве. Пропажа без малого миллиарда рублей объяснилась несовершенством законодательства. Участие в эвакуации уголовного дела Ишутина принимал Владимир Логинов, самая правая рука Гордеева. Его бывший зам по Минсельхозу, все девять лет в Воронеже занимавший должность станного, но очень денежного подведа «Агентство инноваций и развития». Примерно в начале 2011 года Гордеев отправил Логинова присматривать за слишком шустрым бизнесменом. Тогда у Вадима Борисовича появился новый «папа». Зенищев еще был, но его уже не было.

Именно Логинов, ставший после возвращения Гордеева в правительство, заместителем министра природных ресурсов попытается протолкнуть Ишутина на должность руководителя «Регионального экологического оператора», чем подпишет приговор и ему, и себе.

Дело «Цыгана»

У нас не получается соблюдать хронологический порядок – слишком много движа было в Ишутине. Возвращаемся в начало гордеевской эпохи. В мае 2010 года сразу после выборов случился первый громкий скандал, связанный с окружением Гордеева. Во время попытки дать взятку руководителю губернаторского секретариата Андрею Вершинину прямо в здании обладминистрации сотрудниками УФСБ были задержаны скупщики голосов Валерий Федоров и Евгений «Цыган» Щербатых. Вершинин должен был получить 10 млн рублей за лоббирование кандидатуры мэра Нововоронежа. В городе атомщиков как раз начинал реализовываться проект по строительству двух новых блоков АЭС стоимостью 130 млрд рублей. Будущему мэру было на чем поживиться, и Федоров сам хотел им стать, но вышел облом. При передаче двухмиллионного аванса Федоров и Щербатых были задержаны. Их ждал самый гуманный суд в мире, выписавший горе-политтехнологам смехотворный приговор: по одному году условно. Это был приговор за молчание. 

Ведь на самом деле Вершинин должен был деньги получить. И договаривался об этом ни кто иной, как Вадим Ишутин!!! Он был «гарантом» этой встречи. Но в последний момент, что-то пошло не так, и контролировавший большую игру начальник воронежского УФСБ генерал Клопов развернул дело на 180 градусов. Брать с поличным руководителя секретариата федерального тяжеловеса – да за такую прыть можно и кресла лишиться. Клопов и лишился, тоже за прыть, но чуть позже. 

Новоронежский бизнесмен и депутат Федоров финансировал скупку под конкретных депутатов горсовета, которые писали ему расписки о будущей лояльности. Скупкой занимался «Цыган», он был агентурой Маркова еще по ФСБ. Но взаимоотношения между подполковником спецслужбы и скупщиком были своеобразными. Незадолго до перехода в обправительство Марков занял у Щербатых по тем временам приличные деньги – 300 тысяч, но отдавать, похоже, не собирался. Щербатых о долге Маркова трезвонил на каждом углу. Ну, видимо, за это и поплатился. И хотя, скажем честно, никаких доказательств участия Андрея Павловича в этой истории у нас нет, представить, что начинающий депутат Ишутин провернул такую комбинацию без участия Маркова, мы себе не можем. Сомневаемся, что Ишутин вообще был знаком с Вершининым. Так или иначе, после этой странной истории акции руководителя контрольного управления резко пошли вверх. Гордеев мог думать, что именно Андрей Павлович спас его от позора. Ведь взятие с поличным на десятимиллионной взятке ближайшего соратника – это не просто позор, это черная метка для дальнейшей работы. Вот только, что сама интрига была устроена при прямом участии Маркова и его кума, даже такой прожженный аппаратчик как Гордеев, не мог себе представить. Думаем, про то, что заварушку устроил именно Ишутин, Алексей Васильевич до сих пор не догадывается. 

Но дело в том, что к этому моменту (начало 2010 года) Ишутин и его управляшки стали частью важных, но не очень официальных финансовых схем облправительства. Выборы, премии за результат, журналисты, доплата за лояльность, и т.д. и т.п. Как это часто бывает, Ишутин быстро попутал свою шерсть с полугосударственной. И деньги стали оседать в оффшорах.

С первого дня гордеевской эпохи «папа» Зенищев, он занимал респектабельную должность зампреда гордумы, а фактически был ее безраздельным хозяином, безуспешно искал выход на нового губернатора. Просто зафиксировать свою безмерную лояльность. Брались помочь ему в этом деле Песов и Марков, но как-то странно брались. Встречи не было, а Гордеев внезапно начал искать «политических карликов». Под карликами подразумевались Зенищев с Колиухом. Кажется, кто-то эту идею в уши губернатору сильно вдул.

В итоге борьбы с зенищевской гордумой, силовики возбудили несколько уголовных дел. Обострение как раз совпало с началом 2012 года, то есть со смертью Евдакова. Самым крупным фигурантом оказался депутат Тюрин. Он присел в СИЗО на год за возврат мифического НДС, получил условняк, обанкротился, ходил с охраной, отдал Зенищеву за долги свой макулатурный завод. И, что удивительно, имея уже судимость, сумел в 2015 году переизбраться в гордуму. По флагом «Единой России», под чьим же еще.

Примерно летом 2012 года Зенищев продал за бесценок Ишутину (не лично – номиналам) доли в своих управляющих компаниях. Плюс минус в это время Зенищев отдал контроль Ишутину и над Левобережными очистными сооружениями, купленными в догордеевскую эпоху по какой-то кривой схеме у «Воронежсинтезкуачука», еще когда там директорствовал Александр Гусев, будущий губернатор. Тюрин был вторым по величине партнером в ЛОСе, таковым он и оставался до последнего времени. И именно Тюрин в наши дни вел долгие переговоры о продаже вечно воняющего ЛОСа в муниципальную собственность. Инициатором честного отъема проблемного актива у неэффективного собственника был все тот же Гусев. Круг замкнулся. 

Закончилось эпопея борьбы с карликами публичным требованием Гордеева к депутатам гордумы убрать Зенищева из вице-спикеров. А к весне 2013 года ушел со своего поста и всенародно избранный Колиух. Пятилетний срок дотянул на ободах, под непрерывную публичную критику со стороны губернатора. «Родной Воронеж» умер, или просто притворился мертвым. К этому времени Зенищев давно и бесповоротно вышел из бизнеса по управлению многоквартирными домами и Левобережными очистными сооружениями.

Все «темы» из коммунальной сферы к моменту отставки Колиуха Ишутин замкнул на себе. Оставалось всего ничего – назначить ручного мэра.

 

(Окончание следует).

Текст: Александр Пирогов




Ссылки по теме:

Александр Пирогов: Ишак и падишах. Вадим Ишутин как зеркало эпохи Гордеева. Часть первая.