На минувшей неделе воронежская почта своей нерасторопностью сделала «Группу «Благо», одну из крупнейших пищевых компаний страны, беднее на два миллиарда двести миллионов рублей. Но если где-то убыло, то где-то должно прибыть. Может быть, в Лондоне, где восьмой год живет воронежский бизнесмен и федеральный чиновник, заместитель министра сельского хозяйства РФ в 2008-2009 годах Алексей Бажанов. А, может, в одной из российских психушек, где прячут его финансистку Ольгу Яудземис, единственного человека, который точно знает, куда спрятаны концы в истории с пропавшими кредитными двенадцатью миллиардами рублей, полученными бажановской группой «Маслопродукт».

Замминистра живет в Лондоне не от хорошей жизни. В России он является обвиняемым по пяти эпизодам уголовного дела о мошенничестве и легализации, а также банкротом (в стадии распродажи имущества) с суммой требований 12,1 млрд рублей. К субсидиарке Бажанова сумела привлечь питерская «Компания «Благо», выкупившая активы и долги Бажанова. Сам Бажанов называет это рейдерским захватом. Основной владелец и генеральный директор Аркадий Фосман, по утверждениям некоторых СМИ, после 24 февраля фактически проживает в Дубаи. А многочисленными активами «Благо» в сфере масложирового бизнеса в его отсутствие руководит брат Дмитрий. Именно Дмитрий Фосман и «простил» Бажанову 2,2 миллиарда, сославшись на плохую работу почты. Заявление о приобщении в банкротную массу права требования долга пришло почему-то с опозданием аж на полтора месяца. Как в анекдоте. Но кто последнее время имел дело с «Почтой России» понимает, что на такой срок задержать отправление она не может. «Благо» выкупило права требования по безнадежному долгу Бажанова всего за 0,1% от номинала – за 2,1 миллиона рублей. Так что, не много, в общем-то, и потеряли. Но зачем было выкупать долг? Чтобы взять его и потерять? Причем, синхронно с потерей 2,2 млрд одних долгов, «нашлись» 2,5 млрд других долгов – их в конкурсную массу успешно заявил человек, предположительно аффилированный с самим Бажановым. И в эти же дни из бизнеса «Благо» вышел ключевой (и единственный) миноритарий – родная сестра генерала ФСБ. В истории пропавших миллиардов Бажанова, как и в истории взаимоотношений Бажанова и Фосмана, очень много загадок и непонятных совпадений. Мы не претендуем на разгадки, просто постараемся изложить материалы, собранные, в основном, из открытых источников.

Группа «Благо» является одним из самых крупных участников масложирового рынка РФ – она перерабатывает 6% всех выращиваемых в России масличных, является экспортером №1 бутилированного подсолнечного масла. Оборот компании в 2021 году составил 44 млрд рублей. Свыше сорока процентов выпускаемой продукции идет на экспорт. Группе принадлежит шесть маслоэкстракционных заводов, из которых два – Верхнехавский и Эртильский – расположены на территории Воронежской области. Оба эти завода были выкуплены из процедуры банкротства, возникшей после возбуждения уголовных дел на их предыдущих хозяев – Алексея Бажанова (мошенничество, легализация) и Салиха Конакова (налоговое мошенничество). Долгое время (с июня 2012 года) совладельцем «Благо» с 10% долей была Лариса Воронина. Но 19 августа этого года она продала свою долю номинальной стоимостью 50 млн структуре Фосмана. Лариса Геннадьевна - родная сестра генерала Виктора Воронина, в прошлом начальника управления «К» (банковская деятельность) службы экономической безопасности ФСБ. С 2017 года генерал находится в отставке и является президентом хоккейного клуба «Динамо» (Москва). В 2019 году, после пяти лет пребывания за границей, Алексей Бажанов из Лондона написал заявление в СКР на генерала, обвинив в рейдерском захвате принадлежащих ему активов. Об итогах проверки не сообщалось, но, судя по тому, что Воронин продолжает руководить одним из главных хоккейных клубов страны, никаких результатов проверка не принесла.

Самый загадочный персонаж в этой истории Ольга Брониславовна Яудземис. Ныне 47-летняя уроженка Ленинградской области впервые появляется в базах данных в 2003 году как владелец 1% крупного металлотрейдера. В масложировом бизнесе Ольга Брониславовна возникает в конце 2011 года в качестве директора двух, сменяющих друг друга дочек кипрского оффшора «Компания Оливейра Финанс Лимитед» (ликвидирован в 2016 году). Этот оффшор, скорее всего, был центром перекачки денег группы «Маслопродукт». Очень важно, что именно Яудземис является директором фирмы «Менеджемент групп», на которую на короткий период в 2012 году перевесили главный актив Бажанова – Верхнехавский МЭЗ. Вероятно, с целью вывести находящийся в залоге завод из российской юрисдикции в кипрский оффшор. Эта комбинация является одним из эпизодов обвинения в легализации. Также Яудземис в 2011-2013 годах была 100% учредителем ООО «О2 Консалтинг». Затем, в феврале 2013 года, ее доля в этом юрлице уменьшается до 42,5%. А меньше чем через два месяца в Верхней Хаве устроили «маски-шоу», которые в Воронежской области еще долго будут вспоминать. По душу Бажанова нагрянуло сразу 250 полицейских из Москвы. Было возбуждено первое уголовное дело – по хищению 1,1 млрд рублей у «Росагролизинга». По этому делу Бажанов и двое его топ-менеджеров, Роман Малов и Сергей Дуденков, отсидели в московском СИЗО около десяти месяцев, а затем были загадочным образом отпущены еще на стадии следствия, и разбежались. А охранник Бажанова Сергей Цветков, на которого оформили фирму и заводили «росагролизинговские» деньги, не дожидаясь ареста, сбежал в Таиланд, где прожил в нищете лет шесть, потом вернулся, пошел на сделку со следствием, получил приговор. Ольгу Брониславовну тогда никто не трогал. Вспомнили о ней только в 2014 году, когда и Бажанов, и она уже были где-то за границей. Им предъявили обвинение в хищении «более 10 миллиардов» кредитных средств (в основном, у «Связь-банка» плюс миллиард у «Россельхозбанка») и объявили в международный розыск. По слухам, отчасти похожим на заметание следов, Ольга Брониславовна обитала где-то в Аргентине. Единственное имущество, которое смогли у нее найти и арестовать, это была «купленная в ипотеку» московская квартира. Именно Ольгу Яудземис многочисленные свидетели и обвиняемые из «Маслопродукта», называют мозгом всех запутанных схем и комбинаций. Настолько запутанных, что даже заинтересованные эксперты не смогли установить точную сумму ущерба. Обратим внимание, что согласно базам данных Ольга Брониславовна появилась в орбите Бажанова лишь в 2011 году, уже после того, как он был уволен с поста заместителя министра. Но, по показаниям свидетелей, именно Яудземис управляла всем хозяйством Бажанова в его отсутствие. Причем, ее роль в группе до поры до времени никак не высвечивалась. Тот же Цветков, например, получал указания, куда переводить «росагролизинговские» деньги, не от Яудземис, а от Романа Малова. Еще любопытно, что про саму Яудземис в СМИ постоянно что-то сливали: то про жизнь в Аргентине, то про «бедняцкую» квартиру, то про важнейшую роль в схемах «Маслопродукта». Теперь вот, в июле 2022 года, один из федеральных сливных бачков уверенно помещает Ольгу Брониславовну в психушку. И не в аргентинскую, а в нашу, родную. Причем, якобы именно следствие летом этого года настаивало перед судом о необходимости продолжения лечения Яудземис вместо «возвращения ее в СИЗО». Совершенно непонятно, когда и как Ольга Брониславовна вернулась в Россию. Вернулась ли сама или была экстрадирована? А, может, и не уезжала вовсе? Восемь лет прошло с момента возбуждения уголовного дела. Пора бы поставить точку. Такая неторопливость следствия тоже очень необычна. А тут еще один конфуз: выделенное из основного дела Бажанова-Яудземис дело топ-менеджера «Маслопродукта» Николая Роднищева, по сути, развалилось в суде. Во всяком случае, после полугода заседаний в этом августе дело вернули прокурору.

Любопытно и то, что сам беглец Бажанов, регулярно подающий весточки из Лондона, ни разу не упомянул Ольгу Брониславовну ни в каком качестве. А ведь она явно не его человек. А чей? Ответа на этот вопрос нет. Точно не Воронина и не Фосмана. Иначе бы Бажанов это растрепал. И еще. Все беды Бажанова начались после того, как рядом с ним появилась Ольга Брониславовна. А, может быть, нам ее демонизируют специально для того, чтобы было на кого списать пропавшие за границей миллиарды? А двенадцать пропавших миллиардов – такая сумма, которую легко можно поделить, если не жадничать. В том, что бОльшая часть выведенных через оффшоры средств осталась подконтрольна Бажанову и его многочисленным родственникам, сомневаться не приходится. Достаточно сказать, что Бажанов потратил 220 тысяч фунтов на бессмысленный суд с Фосманом в Лондоне в 2017 году. Бажанов пытался объявить Фосмана рейдером и отсудить назад 45% своего бизнеса (или получить 30 миллионов фунтов отступного), но суд, хотя первоначально и принял иск к рассмотрению, посчитал, что Фосман вне его юрисдикции.

Еще любопытна реакция на исковые требования самого Аркадия Фосмана. Если в 2017 году он спокойно подтверждал, что контактировал с Бажановым и даже обсуждал «инвестирование» в его активы (но якобы ни о чем не договорились из-за юридических проблем Бажанова), то теперь, спустя пять лет, он про общение с беглецом совсем забыл. Вот фраза из свежего интервью Фосмана «Коммерсанту»: «Мы напрямую не взаимодействовали с предыдущими собственниками и до их несостоятельности не интересовались активами. В уголовных делах мы также не задействованы, они не связаны с компанией». Но словечко «напрямую» оставляет пищу для размышлений. А не напрямую? Значит ли, что был посредник? Стоит добавить, что Верхнехавский МЭЗ в 2012 году был оценен как залоговое имущество в 13 миллиардов рублей, а спустя пару лет достался Фосману за 1,9 млрд, да еще и в рассрочку.

С заводом сейчас все хорошо, «Благо» его старается развивать и модернизировать. Например, в апреле на площадке в Верхней Хаве начали строить новый элеватор стоимостью 1,8 млрд рублей. Опекает «Благо» Оксана Лут, заместитель министра сельского хозяйства.

Но и у Бажанова все хорошо: в конце 2020 года Великобритания отказалась выдать его России. Объявив не то мучеником, не то новым Ходорковским. Кстати, «патриот» Бажанов в 2018 году стал звездой «иммигрантского списка» бизнес-омбудсмена Титова. В него входили сбежавшие за границу российские бизнесмены, якобы подвергшиеся заказному уголовному преследованию и теперь желающие вернуться на Родину в обмен на честный и беспристрастный суд, а также на сохранение свободы до суда. Но, кажется, Бажанову титовский список был нужен лишь для самопиара. Никаких реальных попыток вернуться на родину, а тем более вернуть ей вывезенные миллиарды экс-замминистра не предпринимал.

Парень с бандитской окраины

Поселок Масловка – окраина миллионного Воронежа. Деревня деревней, но богатые дома тоже встречаются. Масловка примыкает к легендарным рабоче-бандитским районам Машмет и Шинный. ВАИ недалече. В общем, сплошной «Сектор Газа». В девяностые на дискотеке могли просто прирезать, а мальчик на вишневой девятке здесь был завидным женихом. Светлана Пашкова, дочь будущего крупного зернотрейдера, выросла в этом захолустье. Почему в женихи она себе выбрала не очень простого продавца (рубщик и продавец мяса) с Центрального рынка Алексея? Может быть, Светлану свела с ума его вишневая девятка. Хотя девятка была не совсем вишневая, а скорее красная. До самого отъезда из России чета Бажановых так и проживала в Масловке. Точнее, в соседнем, более богатом Таврово. Теперь Светлана, родившая четверых детей, в том числе, одного блогера-мажора, пытается продать семейное гнездо за 70 млн рублей, но суд наложил на дом арест. Официально Бажановы развелись в 2014 году, уже после того, как оба супруга сбежали за границу. Развод носил, очевидно, фиктивный характер. Требовалось спасать награбленное.

Сейчас Светлана Бажанова владеет люксембургской фирмой Morris Commercial Inc, которая, по словам ее «бывшего» мужа, служит «холдинговой компанией Группы «Маслопродукт» для конечной выгоды». Кроме того, у семьи есть недвижимость в Испании – первом европейском прибежище Бажановой, а также счета в швейцарских банках на ее имя и на одного из ее сыновей. У самого Бажанова также был вид на жительство в Швейцарии. В 2015 году швейцарская прокуратура проводила проверку по запросу российских следователей законности происхождения на счетах Бажанова и его родственников 7 млн швейцарских франков (один франк примерно равен одному доллару). Об итогах проверки не сообщалось, счета на какое-то время были арестованы, но вряд ли швейцарские деньги Бажанова вернулись в Россию.
Кроме того, во время продажи тавровского дома всплыл брачный договор Бажановых, датируемый якобы еще 2007 годом. Если документ состряпали не задним числом, то стоит удивляться дару предвидения.

В Воронеже Бажанова никто всерьез не воспринимал. Он был обычным зятем. Агробизнесом занимался его тесть Николай Пашков - оптовая торговля зерном, в самом начале девяностых Пашков купил с двумя партнерами, Алексеем Шелковниковым и Александром Ляшовым, Бобровский завод растительных масел. А в начале нулевых Пашков стал владельцем того самого Верхнехавского МЭЗа и был его генеральным директором. Зятя поначалу не баловали, хотя и держали в семейном бизнесе. Поначалу Пашков управление активами больше доверял собственным многочисленным племянникам. Во всяком случае, шесть лет, с 1994 года по 2000, будущий государственный деятель и видный оппозиционер проработал обычным экспедитором в крестьянско-фермерском хозяйстве, руководимом отцом Светланы. Кажется, богатый тесть не сразу разглядел в зяте задатки к госуправлению. Или не сильно одобрял выбор дочери. Но 2000 году зять уже числился руководителем ЗАО «Маслопродукт». В 2005 году за Бажанова внесли 200 тысяч долларов в партию «Родина» и купили ему второе место в областном партийном списке модной тогда партии Дмитрия Рогозина. Зять стал депутатом областной думы. Через год Бажанов перебрался в «Единую Россию», моментально став членом президиума регионального политсовета. Надо полагать, за такой же серьезный взнос в партийную кассу. Тесть был хорошо знаком с тогдашним губернатором, генералом ФСБ Владимиром Кулаковым. И депутатство от «Родины», и попадание в президиум «Едра» - эти вопросы решались на уровне губернатора. Но ни заседания облдумы, ни заседания политсовета юный маслопереработчик не посещал. Зато став как-бы-политиком, зять постепенно стал обретать экономическую самостоятельность.

2008 год, последний год губернаторства Кулакова, вместил очень много событий, круто изменивших жизнь Бажанова. Сначала был получен и распилен через ООО «Вита» «росагролизинговский» миллиард. Деньги «Росагролизинга» заводились на пустышку. В договоре две подписи – гендиректора «Росагролизинга» и будущего министра сельского хозяйства Елены Скрынник и мастера восточных единоборств, охранника Сергея Цветкова. Цветков работал за зарплату в 50 тысяч рублей и выполнял указания Романа Малова. Бажанов и Яудземис предпочитали не иметь дело с разворовыванием денег напрямую. Понимали, что свидетели ненадежны. Миллиард был украден далеко не весь. Может, даже и не украли ничего, а только откатили. Большая часть его все-таки превратилась в супер-современный завод, способный четверть выпускаемой продукции (из одной тысячи тонн в сутки) разливать по бутылкам. Выручка «Маслопродукта» увеличилась с 3,5 млрд до 7 млрд рублей в год. 3% перерабатываемого подсолнечника России. Рост маржинальности должен был быть еще более впечатляющим. В тот момент разливали масло по бутылкам лишь самые крупные структуры. Такие как «Эфко» или то же «Благо».

Предоставляли оборудование и монтировали завод бельгийцы, Desmet Ballestra Group – одна из ведущих фирм по поставкам оборудования масложировой отрасли. Но бельгийцев Бажанов тоже сумел нагнуть, очень долго придираясь и не подписывая акт приемки пуско-наладочных работ.

Потом, уже став заместителем министра, Бажанов успешно скупил пару аналогичных МЭЗов в Пензе и Краснодарском крае, но модернизировать их не успел. В министерстве он проработал всего год. И весь этот год, по свидетельству Скрынник, провел на больничном.

В декабре 2008 года, за два месяца до смены губернатора Воронежской области и министра сельского хозяйства, любимый зять деревенского зернотрейдера Пашкова поступает на работу в Правительство РФ. Приказом главы Минсельхоза Алексея Гордеева Бажанов становится заместителем руководителя Рослесхоза, курирующим финансовый блок. Образование у рубщика мяса было заочное, физкультурное. Но за пару лет до попадания в правительство ему нарисовали диплом экономиста в техноложке, после всего-то двух лет «обучения». Но в этой должности Бажанов проработал всего три месяца и пошел на повышение. 26 марта председатель Правительства Владимир Путин назначил 34-летнего Бажанова заместителем министра сельского хозяйства, курирующего как раз Рослесхоз. Завидная должность рубщика мяса на Центральном рынке Воронежа из объективки на Бажанова, приложенной к распоряжению Владимира Путина, безвозвратно исчезла. Все работы хороши, но некоторыми лучше не хвастаться.

Кто писал представление главе Правительства на переход Бажанова из Рослесхоза в заместители министра, Гордеев, ушедший с поста министра 26 февраля или назначенная 12 марта Скрынник, мы не знаем. Как не знаем, чем в реальности занимался Бажанов будучи заместителем министра и почему ушел. Скорее всего, ничем. Просто купил новую корочку для расширения своего бизнеса. Интересно, сколько стоит такая корочка?

Причина отставки Бажанова из Минсельхоза, случившаяся весной 2010 года, нигде в СМИ не фигурировала. Хотя в то время уже начинало расследоваться многоэпизодное дело «Росгаролизинга», общий ущерб в котором составил 39 млрд. Из них один будет бажановский. Скрынник, хоть и ставила подписи под самыми странными договорами, осталась свидетелем и потом несколько лет пряталась в Швейцарии, попутно нарожав четверых детей.

Когда в апреле 2013 года Бажанова и двух его топ-менеджеров взяли по первому делу – «росагролизинговому» миллиарду, Елена Борисовна (ее уволили из министров в мае 2012 года) дала очень смелый комментарий о том, что уголовное дело Бажанова может быть следствием попытки рейдерского захвата его завода. Правда, спустя некоторое время тон Скрынник резко изменился и она высказывалась о своем бывшем заместителе только в негативном свете – как о бездельнике, которого никак не могла уволить потому, что он целый год провел на больничном.

В промежутке между увольнением из министерства и посадкой Бажанов числился вице-президентом ассоциации финансово-промышленных групп. Возглавлял эту ассоциацию легендарный Олег Сосковец, ельцинский первый вице-премьер, ловец «коробок из-под ксерокса», крестный отец половины российских металлургических олигархов. Бажанов не просто числился. Его, отставного, но не опального чиновника, явно готовили к возвращению в большую игру. В 2011 году Баженову неизвестно за что выписали благодарность Президента РФ, а в 2012-м включили в президентский совет по делам казачества. Атаман войска Машметовского. Уровень члена совета – не ниже губернатора. В совете также состоял «воронежский» вице-премьер Дмитрий Рогозин. Дмитрий Олегович многие годы был депутатом Госдумы от Воронежской области, точнее, от Аннинского округа, куда входила и Верхняя Хава. Собственно, и партия «Родина» была популярна у воронежцев в те годы благодаря своему основателю Рогозину. Помните, что именно в «Родину» отнесли 200 тысяч долларов за бажановский мандат. В общем, мы находимся где-то близко от разгадки причин головокружительной карьеры Бажанова и не менее стремительного его падения.

Дальнейшее мы пунктиром описали в начале нашего текста – загадочное освобождение из СИЗО, стремительное бегство, переезды – Испания, Швейцария, Великобритания, суды (почти все проиграны), аресты имущества, не очень страшные.

Приговоры нескольким второстепенным людям из окружения Бажанова и загадочно медленное движение дела главных обвиняемых – самого Бажанова и его загадочной финансистки. И главное – закопанные где-то «там» 12 миллиардов рублей. Кстати, основной увод денег за рубеж, возможно, осуществлялся в первые дни и недели нахождения Бажанова в СИЗО. Кто контролировал эти трансакции? И кому, в конце концов, достались уехавшие за кордон миллиарды? Кажется, ответ на этот вопрос должна знать финансистка из психушки. Или правильнее сказать – миллиардерша из психушки?

Какой бы колоссальной не казалась сумма награбленного, эти миллиарды, рано или поздно, закончатся. Или их будет слишком опасно хранить. Ведь была же какая-то веская причина, по которой Ольга Яудземис вышла из подполья спустя восемь лет.

Александр Пирогов