В апреле Воронежский областной суд отменил приговор «банде дорожников», оставивший на свободе всех одиннадцать подсудимых по многочисленным эпизодам взяточничества и созданию организационного преступного сообщества, обилечивавшего водителей фур за перегруз. Прокуратура требовала для всех реальные и длительные сроки, включая суровые 16 лет для главаря. Неправосудный приговор вынесла еще в сентябре 2021 года судья Советского райсуда Наталья Ильченко. Сроки обжалования затянусь из-за того, что судья райсуда несколько месяцев готовила протокол судебного заседания. 

Теперь, спустя год, Наталья Вячеславовна досрочно прекращает полномочия. Точнее, ей прекращают. Сразу после вынесения приговора дорожникам судье Ильченко пришлось опровергать сообщения телеграм-каналов о своей ожидаемой отставке. И вот опровергнутое свершилось. И свершилось самым жестким способом. Формальной причиной изгнания судьи стал некий загадочный дисциплинарный проступок, а не приговор дорожникам. Если вы не знали, как выглядит волчий билет, вот он - любуйтесь: «14 сентября квалификационной коллегией судей Воронежской области принято решение об удовлетворении обращения совета судей Воронежской области о привлечении к дисциплинарной ответственности судьи Советского районного суда города Воронежа Натальи Ильченко. За совершение дисциплинарного проступка на судью наложено дисциплинарное взыскание в виде досрочного прекращения полномочий судьи с лишением пятого квалификационного класса». Это выдержка из пресс-релиза квалификационной коллегии судей Воронежской области. Для понимания: пятый класс – это наивысший класс, который может получить по должности судья районного суда. Добавим, что досрочное прекращение полномочий действующего судьи – это чрезвычайная мера. Можно даже сказать, высшая. Так, например, в 2016 году из 33 тысяч судей было привлечено к дисциплинарной ответственности 226 человек, но прекратили полномочия всего 26 судей. Пример мы взяли из обзора дисциплинарной практики Верховного суда РФ, который очень тщательно разбирает все обстоятельства, по каким можно, а по каким нельзя досрочно прекращать полномочия судьи. 

Если коротко, лишать могут как за неоднократные нарушения (очевидно, не наш случай), так и за однократное грубое нарушение, либо при исполнении, либо во внесудебной деятельности, «которое дискредитирует судебную власть, причиняет ущерб репутации судьи и несовместимо с его статусом судьи». Причем, обратиться с требованием о лишении статуса может не абы кто, а только вышестоящие судебные власти – либо председатель областного суда, либо совет судей. В случае с Ильченко произошло последнее. Председатель облсуда Василий Тарасов предпочел в этой истории лично не светиться. Что тоже небольшой, но интересный штришок.

А вот саму фабулу «дисциплинарного проступка» решили не опубличивать – и, тем самым, оставили простор для бесконечных домыслов. Если Ильченко снесли не за сам приговор, то за что? За длительное изготовление протоколов? Но это кажется, совсем несерьезное нарушение. Или ее поймали на чем-то уже после 15 сентября 2021 года? Неужели не понимала, что она под прицелом? И все домыслы снова и снова упираются в приговор банды из Росавтодора. Как? Зачем? Почему? Каков мотив?  

Саму бесконечную по времени (с весны 2015 года – следствие, с осени 2018 года – на рассмотрении у Ильченко) историю «банды дорожников», то есть бывших сотрудников регионального управления Росавтодора во главе с начальником управления Жозефом Еркнапешяном, мы описывали в материале «Купить «Бентли» и умереть». https://voronezhnews.ru/fn_951230.html Сейчас это уголовное дело, возбужденное по оперативным материалам УФСБ, вновь рассматривается в Советском суде в новом составе суда. И явно займет не один год. С учетом показательной «порки» судьи Ильченко квалификационной коллегией перспективы еркнапешяновцев выглядят не слишком радужными. Но речь сегодня не о них, точнее, не совсем о них.

А о судьбе 45-летней женщины (умной, красивой, грамотной, высококвалифицированной - нужное добавить по вкусу), которая в одну секунду лишилась и карьеры, и средств к существованию. Ведь прекращение полномочия судьи по отрицательным мотивам автоматически лишает Ильченко права на пожизненное судейское содержание. Достаточно высокое с учетом надбавок за класс, который был у Ильченко всего несколько дней назад. Судья в отставке имеет право на пожизненное содержание после 20 лет работы судьей, или после общего 25 летнего юридического стажа на госслужбе, включая десятилетний судейский стаж. Десять лет судейского стажа у Ильченко набежали бы как раз в октябре этого года. Но до финиша Наталья Вячеславовна не дотянула.

Сообщения новостной ленты сайта Воронежской квалифколлегии в начале сентября напоминали то ли триллер, то ли погоню. 6 сентября объявлена предварительная повестка заседания ККС, назначенного на 14 сентября. В нем вопрос о досрочном прекращении полномочий Ильченко. 12 сентября – дополнительный вопрос повестки: Ильченко просит отпустить ее в отставку (то есть с сохранением пожизненного содержания). 14 сентября – ККС выгоняет судью не по «собственному», а «по статье». Теперь Наталья Вячеславовна имеет право обжаловать решение региональной коллегии судей в Высшую квалификационную коллегию РФ. И мы уверены, что она это сделает. Хотя бы потому, что «гарантии защиты», если таковые были, давали ей не на уровне региона, а на уровне федеральных органов. Впрочем, это всего лишь домыслы автора. Ниже попробуем объяснить, что они не беспочвенны.

Ах, куда подевался Какурин 

Ильченко родилась в 1977 году в семье с двумя детьми. У будущей судьи был младший брат, также выбравший юридическую стезю, дослужился до следователя следственного комитета в одном из районов области. В 1999 году Наталья Вячеславовна окончила юрфак ВГУ. Среди однокурсников – Михаил Мокшин, важняк, который вел дело банды «Матроса», и дослужившийся до замначальника воронежского СУСКа по следствию. Ныне начальник регионального управления СК по Ханты-Мансийскому округу.

После окончания вуза Ильченко около тринадцати лет прослужила в прокуратуре Советского района. Доросла до зампрокурора района, курировала следствие. Уже тогда среди коллег считалась грамотным юристом и пользовалась авторитетом. В октябре 2012 года Путин наделил Ильченко полномочиями судьи. 

Каждый суд интересен по-своему. Советский, удаленный от центра, нечасто занимается громкими делами, но и они случаются. Из того, не очень большого перечня дел Ильченко, что нам удалось найти, у нас создалось твердое впечатление, что если не все, то большинство громких дел Советского суда попадали именно к Наталье Вячеславовне. Конечно, есть такая новомодная судейская забава, как автоматическое распределение дел. Но его везде и всюду научились обходить. Не из баловства, а из крайней необходимости. У Советского суда был составчик непростой. Хоть в Татлер отправляй. Ну, вы только представьте, если бы дело банды Еркнапешяна попало к жене бывшего зампредоблсуда Маслова, которая по первому образованию кондитер. Или к жене бывшего строительного вице-премьера Куприна. Ой, чего вспомнили. Да не про то, что Куприн место Еркнапешяна занял. Ненадолго. Про Богомолова мы вспомнили, председателя облсуда бывшего и зачем он в Советский приезжал. Нет, лучше уж к кондитерше. В общем, когда у председателя райсуда Александра Какурина возникала головная боль, он ее перекладывал на Ильченко. 

И вот здесь первое «совпадение», которое лежит на поверхности и которое никто не заметил. В июле 2021 года Александр Какурин, а дело распределялось при нем, и он долго время он за ним приглядывал как председатель, Какурин ушел на повышение. Вертикальный взлет в Санкт-Петербург на должность судьи Третьего кассационного суда. Еще через месяц прокурор Родовниченко попросил для Еркнапешяна рекордные 16 лет. И еще месяц Ильченко писала свой сенсационный приговор. В нем среди прочего она признала главаря дорожных ковбоев невиновным в организации преступного сообщества, двух эпизодах особо крупных взяток, одном покушении на особо крупную взятку, в десяти эпизодах посредничества во взяточничестве. Оставила только обвинение в злоупотреблениях и приговорила к копеечному штрафу.

Вот как прокомментировал этот приговор прокурор области Николай Саврун: «Это было неожиданное решение для нас. Я не буду вдаваться в подробности, но процесс очень долго шел, мы в нем участвовали и, как нам казалось, ничего не предвещало подобной развязки. Позиция судьи изложена в приговоре, мы считаем, что она не соответствует материалам уголовного дела, результатам оперативно-разыскных мероприятий, которые проводились до возбуждения уголовного дела, представленным доказательствам». 

«Ничего не предвещало подобной развязки», - но кто-то продвинул Какурина на самый верх. И, кстати, во время оглашения приговора росавтодоровцам Советский райсуд жил без председателя. А Какурин был уже далеко и вне досягаемости для особо продвинутых жителей Воронежской области. Совпадение, или оплата особо ценной услуги? Думайте в меру своей испорченности.  

Еще одна незаметная деталь, на которую год назад тыкали пальцем телеграм-каналы. Еркнапешяна защищал очень не простой адвокат Евгений Тюнин, сын начальника материально-технического обеспечения облпрокуратуры. То есть лицо, особо приближенное и особо доверенное в прокурорской среде. А там, кстати, тоже спросить за приговор не с кого. Начальник отдела облпрокуратуры по поддержанию обвинения в судах Шорохов в момент вынесения приговора был в отпуске. Кстати, по слухам, спустя несколько месяцев зампрокурору области Буслаеву, куратору Шорохова, случайно или не очень, по слухам, поступило предложение возглавить прокуратуру одного из субъектов федерации. Но тот от генеральской должности отказался. Загадочно, но бывает. Но все эти странности возникают вокруг одного-единственного приговора. Кучно пошла.

В самом многолетнем процессе Наталья Вячеславовна вела себя очень корректно, подчеркнуто корректно. Знаете, среди женщин-судей в России очень высок процент хабалок. Так вот, это не тот случай. Ваша честь – ваша вежливость. Плюс грамотность. Правда, почти во всех ходатайствах Ильченко защите отказала. Шифровалась, что ли? Следователи, наоборот, удивлялись, что судья Ильченко допрашивала их очень жестко. «Неожиданная развязка» - да.

И лежачий подсудимый

Мы попробовали собрать сведения о других процессах, где отправляла правосудие Наталья Ильченко. До 15 сентября 2021 года никаких отклонений от практики. Все приговоры устояли в верхних инстанциях. Когда в 2020 году Ильченко подтверждала свое право на наивысший для себя пятый класс, ККС обнародовало такую статистику: с 2016 по 2020 годы Ильченко вынесла 311 приговоров и не допустила ни одной просрочки по времени. Всего два ее приговора были изменены в верхних инстанциях. А еще один приговор в 2020 году был отменен. Это очень высокие показатели. Тем более загадочным выглядит прекращение ее полномочий.

Наталья Вячеславовна при всей грамотности точно была не самым мягким судьей. Например, похитителям-вымогателям будущего мэра Кстенина она отгрузила 9,5 лет – главарю, и по 5,5 – подручным. Само дело она, кстати, сделала закрытым по ходатайству защиты. 

Еще одно резонансное дело – приговор сборищу из четырех 20-летних придурков, нанявшихся через Интернет за 35 тысяч избить битой и отрезать палец наркодилеру. Судья отказалась закрыть дело за примирением сторон. Отгрузила от 7,5 до 5,5. Много, но когда читаешь материалы дела, понимаешь – поводов для снисхождения нет. Пожалеть дураков – это не юридический термин. Приговор устоял во всех инстанциях.

Еще Ильченко впаяла два года общего режима за «злоупотребления полномочиями с тяжкими последствиями» начальнику цеха мехзавода, которого назначили крайним в том, что в 2017 году упала ракета-носитель «Протон». Начцеха использовал не тот припой, чтобы якобы скрыть недостачу, и «поставил под угрозу авторитет РФ как космической державы». Брак был в 57 двигателях, упал один. По мнению защиты, использованный припой был лучше по характеристикам, чем тот, который нужно было паять по технологии. Правоохранители насчитали начцеху 111 миллионов рублей ущерба, но потерпевший, мехзавод, с их позицией не согласился, и предъявлять материальный иск к своему бывшему сотруднику не стал. Приговор устоял в апелляции.

Любопытный сюжет был у Ильченко с соблюдением сроков судопроизводства. Она судила женщину-реаниматолога БСМП за причинение пациенту смерти по неосторожности. Покойник был непростой – Михаил Суржин, немолодой владелец сети магазинов инструментов «Энкор», пережил инсульт и удаление опухоли головного мозга, и вообще предпочитал все болячки лечить в Израиле. А тут внепланово пришлось оперировать мочевой пузырь в БСМП. Судьба.

Реаниматолог, как могла, старалась затянуть процесс, чтобы истекли сроки давности, и получила справку о компрессионном переломе позвоночника и, собственно, о длительной невозможности посещать суд. Тогда Ильченко стала проводить заседания прямо в квартире лежачей подсудимой и вынесла условный приговор. Приговор устоял. 

А, например, убийц судила по стандартному алгоритму – минус год от того, что попросит прокурор. И вот в финале этой истории прокурор попросил 16 и получил зеро. Ильченко вынесла всем одиннадцати подсудимым оправдательный приговор по 210-й УК (Организация преступного сообщества). Но вообще-то это такая специфическая статья, по которой в России 40% оправдосов. Поскольку она идет как бы в нагрузку, то преступники получают свое по другим статьям. В этом случае, Ильченко «отминусовала» все обвинения, по которым вышел срок давности, таких набралось много, и «перебила» взятки на мошенничество. В результате никто не сел.  

Счет 16-0 впечатлил, в первую очередь, журналистов. Потому что он больше напоминал системный сбой. Обычно, если что-то идет не по сценарию, суд и прокуратура в тихих кабинетах сглаживают острые углы и приходят к какому-то общему знаменателю. Из-за того, что Ильченко посчитала недоказанной 210-ую, приговор был бы так и так довольно мягким, но, конечно, с другим «счетом». А так вышел неджанчик для прокурора.

От действий Ильченко пострадали, в первую очередь, самые мелкие фигуранты дела, которые были бы уже рады получить хоть какой-то приговор, а не тратить десятилетие своей жизни на следствие и суды. А потом еще на сколько-то присесть. 

Другим невольным «потерпевшим» стал адвокат-сутенер Климов, которому спустя пару месяцев после Еркнапешяна 210-ую сочли доказанной, и приговорили к тринадцати с половиной годам строгого режима. Двух подряд сбоев система допустить не смогла. Климов получил и за себя, и за того армянского парня.

Одним из мотивов, который мог сподвигнуть судью на разрушение собственной карьеры, была судьба родного брата. Брат работал следователем в следственном отделе СК и получил четыре года за взятку. Перед тем, судья Ильченко вынесла приговор росавтдоровцам, брата выпустили из колонии по УДО. А теперь перечитайте текст и пересчитайте «совпадения».

Брат с сестрою, как река с водою.

 

Текст: Александр Пирогов