21 ноября прошло расширенное заседание в Госдуме (заседали 2,5 часа). Это было обсуждение, при котором комитет по информационной политике, информационным технологиям и связи Госдумы поддержал принятие ко 2-му чтению законопроекта о запрете пропаганды ЛГБТ. Воздержался от голосования только один человек, против не высказался никто. Уже на текущей неделе Госдума сможет рассмотреть пакет законов во 2-м и окончательном 3-х чтениях, как пишет Телеграм-канал "ИТ-комитет Госдумы".

Поправки к законопроекту:

  • запрет на пропаганду трансгендерности;
  • запрет продажи товаров, содержащих запрещённую информацию;
  • включение сайтов с выявленным фактом пропаганды в реестр запрещённых и их блокировка;
  • обязанность Роскомнадзора вести мониторинг интернета.

Комитет Госдумы по законодательству такжеподдержал синхронизирующие поправки в КоАП. Статья 6.21 КоАП дается в новой редакции. Предлагается распространить ответственность за пропаганду нетрадиционной сексуальной ориентации не только среди несовершеннолетних, но и среди взрослых.

В это время очень тревожно в издательской среде. Ведь именно издатель несет ответственность за появление книг с "запрещенкой". 

Некоторые психологи и литературоведы еще до принятия в первом чтении законопроекта об ЛГБТ-пропаганде углядывали странности во многих литературных произведенях, в том числе - классической литературы. Мол, и Онегин, и Печорин, и Манилов, и Свидригайлов (герои Пушкина, Лермонтова, Гоголя и Достоевского) и многие другие герои показывали себя очень неоднозначно. И если их поведение анализировать с точки зрения психологии и знаний о типичном поведении гомосексуалистов, то можно героев отнести к латентным гомосексуалистам. 

Позовем "Обломова". Цитата:

— Ах, Андрей, — сказал он нежным, умоляющим голосом, обнимая его и кладя голову ему на плечо. — Оставь меня совсем... забудь...

— Как, навсегда? — с изумлением спросил Штольц, устраняясь от его объятий и глядя ему в лицо.

— Да, — прошептал Обломов.

Какая-то чертовщина есть в таких героях. А если учесть, что в дружеской паре один доминирует, наблюдается вечная неудовлетворенность жизнью, приступы дон-жуанства с невозможностью истинной близости с женщиной...

С другой стороны, многие посчитают подобные заявления глупостью и возмутятся.

И это серьезная проблема: кто и по каким критериям будет оценивать книги на наличие или отсутствие ЛГБТ-пропаганды и демонстрации сексуальных отношений, если законопроект станет законом? Где грань допустимого, если открытый призыв вступать в ЛГБТ-отношения содержится в книгах очень редко? Можно ли читать подросткам биографию Чайковского? До какого возраста не раскрывать подробности о жизни Оскара Уайльда, Артюра Рембо, Томаса Манна?

Издатели бьют тревогу, говоря о необходимости доработки законопроекта. Важно также понять:

  • возможно ли упоминание нетрадиционных сексуальных отношений в книгах или будет абсолютный запрет?
  • нужно ли запрещать издание книг, где один из героев - представитель ЛГБТ?
  • будут ли исключения для биографических и исторических книг?
  • как мониторить ситуацию, если тысячи книг выходят ежемесячно? Займутся ли этим сотрудники Роскомнадзора?
  • как издателям работать с уже изданными тиражами без цензуры?
  • есть ли понимание, что выпуск новых книг серьезно затормозится, если каждую нужно будет проверить на наличие описания и намеков на ЛГБТ-отношения. Рынок потерпит огромные убытки. 

«Эксмо-АСТ» в письме Российскому книжному союзу заявляет о том, что формулировки законопроекта фактически обязывают не выпускать книги с любой информацией для несовершеннолетних, связанной так или иначе с нетрадиционными отношениями.

Конституционный суд РФ в 2014 году отмечал, что есть законное основание для речи о так называемых нетрадиционных отношениях, если информация используется в просветительском, художественном, историческом контексте и изложена нейтрально. Подобная формулировна необходима и в законопроекте 2022 года. 

Также издатели, как сообщает "Коммерсант" со ссылкой на свои источники, взволнованы тем, что много лет свободы сделали не нужными должности цензоров, нет даже системы цензурирования рукописей. На данном этапе работа оценивается в сотню тысяч за изучение одной рукописи или книги. Нужно разработать алгоритмы, которые бы отсеивали явную пропаганду, а спорные случаи решал Роскомнадзор. Иначе под запрет пойдет все подряд. Создание внешнего цензурного органа обойдется государству в миллиарды рублей и повлечет остановку выпуска новых книг. К тому же, требуются изменения Конституции, которая пока запрещает цензуру. 

Фото - Телеграм-канал ИТ-комитет Госдумы