Рецепт прилипания. Щукин нашел выход

Доктор, у вас больничный закончился. Уволился глава воронежского депздрава

icon 04/10/2023
icon 14:38
Важная новость
Рецепт прилипания. Щукин нашел выход

© Фото - правительство Воронежской области

Фото - правительство Воронежской области

Щукина выпроваживали не просто долго, а мучительно долго. Формальных причин для выпроваживания не было. Или они не были видны невооруженным глазом. Выпроводили, что теперь? Наступит ли после этого счастье в воронежской медицине, которой Александр Васильевич командовал восемь лет? И как мы будем вспоминать эпоху Щукина - как золотой век, когда строились грандиозные объекты, такие как хирургический корпус онкодиспансера и новая поликлиника на Московском проспекте, или в памяти останутся так и неискорененные очереди в поликлиниках, запись к узкому специалисту на месяц вперед, невозможность вызвать участкового на дом и хаос во время эпидемии ковида?

Восемь лет - большой срок. Особенно, если учесть, что последние пять лет Щукин, выдвиженец Гордеева, проработал, фактически не имея доверия губернатора Гусева. Он не стал слугой двух господ, в том смысле, что всегда сохранял преданность тому, кто его вырастил и поднял на вершину. Хотя господ у Щукина было и на самом деле двое. Кроме Гордеева, заступницей и покровительницей Александра Васильевича была сенатор Галина Карелова, о своей близости к которой Щукин, иногда очень навязчиво, рассказывал перед телекамерой. Пиариться Щукин любил и умел. Но если твой пиар не подкреплен делами, в конце не останется ничего.

Уже сам факт столь длительного нахождения руководителя в своем кресле красноречиво говорит не только о высоких деловых качествах и энергичности, чего у Щукина было не отнять, но и об аппаратной изворотливости, умении лавировать и прилипать. За всю историю воронежского здравоохранения дольше Щукина врачебным ведомством руководил только один человек - психиатр Александр Тишин, возглавлявший в брежневские времена облздравотдел облисполкома с 1967 по 1980 годы. При Тишине была построена областная больница. Следующим облздравовским долгожителем стал Евгений Мезенцев, руководивший ведомством сколько же, сколько и Щукин, - восемь лет, с 2000 по 2008 годы. В эпоху Мезенцева воронежское здравоохранение только отходило от разрухи девяностых. Похвастать было нечем. Кроме откатов, за бэушное импортное оборудование. Купленные в эпоху Мезенцева аппараты убивали пациентов уже в эпоху Щукина. Четырнадцати лет не хватило, чтобы зарегистрировать криво завезенный из Чехии аппарат лучевой терапии TERAGRAM, который 22 мая 2019 года насмерть раздавил 51-летнюю женщину в онкодиспансере. Пожалуй, эта история была самой дикой за все время, что Щукин возглавлял депздрав. Удивительно, что никто за смерть пациентки наказания так и не понес. Люди-то все заслуженные и полезные. В качестве стрелочника выбрали замглавврача, но и он отвертелся.

По странному стечению обстоятельств Мезенцев и Щукин родились в одной и той же деревне - Синие Липяги Семилукского района. Хотя, если учесть кастовость и закрытость воронежской медицины, может, это и не совсем совпадение. Ведь свою профессиональную карьеру Щукин начинал именно при Мезенцеве и развивал ее настолько успешно, что впору задуматься о том, кто ему покровительствовал в догордеевскую эпоху. Главврачом Щукин стал уже в 29 лет, возглавил Центр медицины катастроф. Некоторые в таком возрасте еще в интернах ходят.

Александр Васильевич родился в 1975 году в семье будущего главы Нижнедевицкого района Василия Щукина. В жизни Щукина-старшего, как позже и у его сына, был период серьезной опалы. В конце девяностых его уволили с должности начальника районного управления сельского хозяйства. Василий Иванович сумел восстановиться в должности только через два года, выиграв дело в Верховном суде.

После медакадемии Александр Щукин четыре года проработал врачом-урологом в БСМП (2000-2004). С БСМП будет связан очень важный сюжет в жизни Александра Васильевича. Дело в том, что Галина Николаевна Карелова благоволила среди медиков не к одному Щукину. Был еще главврач БСМП Алексей Чернов, брат главы Центрального района. Именно с Алексея Чернова начал кадровую зачистку только что назначенный в «министры» Щукин. Ведь, чтобы утвердиться в прайде, надо победить самого опасного противника. Чернов и был самым опасным. Он был моложе, он имел несколько высших образований, да и саму медакадемию закончил с отличием. И, главное, Чернов, как и Щукин, был выдвиженцем Гордеева.

В самом начале 2016 года, спустя пару месяцев после того, как Щукин возглавил депздрав, для дискредитации БСМП была устроена грязная провокация, в которой псевдоблогер, поставивший зачем-то в больничной палате видеорегистратор, описывал, как санитарки якобы обворовали его подопечного - сломавшего шейку бедра ветерана Великой Отечественной войны. На … двести рублей. Видео ничего не доказывало, но мы же верим словам, а не глазам. Следственный комитет проверял, но тоже ничего не нашел. Это произошло в феврале, а аккурат к 9 мая информационный скандал повторили. Якобы в том же БСМП с того же ветерана, со слов того же «блогера», вымогали 150 тысяч рублей за операцию. А после того, как ветеран платить отказался, его якобы «под разными предлогами хотели выписать из больницы». Опять ничего не подтвердилось, но скандал так раздули во всех СМИ, что Чернову пришлось уйти. Уйти не только с должности главврача, но и из системы государственной медицины. Уролог победил и растоптал гинеколога.

А ветеран спустя два месяца внезапно умер, оставив «блогеру» трешку в центре города. Запись на Ютуб-канале одноразового «блогера» так и осталась единственной. Так началась, а скорее продолжилась, прекрасная дружба «врача всех врачей» и руководителя управления региональной политики Андрея Маркова, ибо без его участия провернуть такую информационную комбинацию было невозможно. Да и люди Маркова засветились в организации этой провокации.

Но судьба любит странные кульбиты. На место аппаратно-съеденного Чернова был назначен Игорь Банин. Теперь, спустя восемь лет, Банин с большой вероятностью займет место самого Щукина.

Но мы перескочили несколько этапов ранней жизни Александра Щукина. В 2007 году, отработав в медицине катастроф четыре года, он возглавил Семилукскую райбольницу. Папа все еще возглавлял соседний с Семилукским Нижнедевицкий район. Эти два района составляли единый округ в областную думу, от которого уже много лет избирается Владимир Ключников. В те годы Ключников был председателем облдумы и в трудоустройстве сына главы принимал деятельное участие. Хотя, повторимся, Мезенцев и Щукин - земляки-земляки, из одной деревни. В Семилуках Щукин впервые смог проявить свои административные таланты, объединил запутавшихся в интригах сотрудников в единый трудовой коллектив. Его до сих пор вспоминают в Семилуках добрым словом.

Вместе со Щукиным в Семилуках появился его однокурсник хирург Александр Гончаров, который стал сначала заместителем главврача, а затем, после того, как в 2010 году Александр Васильевич пошел на очередное повышение, был назначен главврачом райбольницы. Маленький штришок. И Щукин, и Гончаров сразу стали депутатами райсовета, и не просто депутатами - Щукин возглавил Семилукский райсовет, а Гончаров стал его заместителем. Все это по совместительству. После шести лет главврачом, Гончаров стал главрачом частной клиники «Пульс Плюс», а год назад неожиданно для многих возглавил воронежское отделение Общероссийского народного фронта. В отличие от Щукина, Гончарова в Семилуках вспоминают не очень хорошо. Но суть не в этом. Щукин и Гончаров в самом начале гордеевской эпохи стояли у истоков всей бурной политической жизни Семилук. Делать они это могли только в союзе с уже упомянутым Андреем Марковым, отвечавшим за выборы всех уровней и внутреннюю политику. Сложно сказать, имел ли отношение Марков к дальнейшему карьерному росту Александра Щукина, но личная и весьма близкая дружба между ними была все время, пока Алексей Васильевич был губернатором. В эпоху уже губернатора Гусева эту дружбу пытались всячески заретушировать, скрыть, но следы ее раз за разом возникали в общественном и информационном пространстве. Пропагандистская машина Маркова прославляла «выдающегося менеджера от медицины», а хорошие знакомцы Маркова становились победителями на медицинских госзакупках. Госзакупки депздрава - это отдельная и очень закрытая тема. Никакие проверки - ни Минздрава, ни Счетной палаты - никогда не становились достоянием публичности. Нехорошие слухи после очередной проверки выплескивались наружу, но оставались только слухами. Что бы Щукин ни делал в этом направлении, признаем, он делал это очень аккуратно. В отличие, кстати, от Мезенцева. Эпоха которого завершилась многочисленными уголовными делами против его подчиненных. Даже первый зам Мезенцева попал под уголовное преследование за покупку оборудования по завышенным ценам. В декабре 2008 года, перед самой сменой губернатора, Мезенцев пересел в кресло исполнительного директора территориального фонда обязательного медицинского страхования. Но спрятаться надолго не удалось. Гордеев, выжигавший каленым железом все, связанное со своим предшественником, выгнал Мезенцева уже в апреле 2009 года, через месяц после инаугурации.

Золотой век

Начиналась новая, гордеевская эпоха. Алексей Васильевич приехал в Воронеж с совсем маленьким десантом. Основные кадры он старался выискать, а если надо и выучить, уже на месте. Когда Щукин-младший попал в поле зрение Гордеева? Имел ли к этому отношению Марков? Внятного ответа у нас нет. Гордеев никогда не делал ставку на одного-единственного фаворита. Касалось это и медицины. За шесть лет до назначения Щукина при Гордееве сменилось четверо руководителей депздрава, никто не задержался. С другой стороны, уже в 2010 году, то есть спустя год после приезда Гордеева, Александр Щукин взлетел из пригородного района в главное лечебное учреждение региона - возглавил областную больницу. И худо-бедно проработал там пять лет. Место и до Щукина было блатное, блатным и осталось. Но до него оно было еще коорупциоёмкое. Достаточно вспомнить девятилетний приговор, вынесенный за бытовое, но многолетнее взяточничество главному анастезиологу больницы. Сейчас персонал, конечно, напрямую с пациентов брать побаивается, но о продаже должностей нет-нет да и зайдет разговор.

Судя по всему, Гордеев давно определился с тем, что необходимо омоложение руководящих кадров в воронежской медицине и дал потенциальным кандидатам время набраться опыта. Щукин, как и Чернов, был одним из таких «воспитанников». Но надо было еще избавиться от старых кадров.

В то время депздрав возглавлял 61-летний Владимир Ведринцев. И надо же такому случиться, про него тоже сняли ролик, из которого вышел так называемый «вертолетный скандал». Оказалось, что вертолетами Центра медицины катастроф пользовались первые лица региона в личных целях. На соответствующем видео был заснят руководитель губернаторского секретариата Вершинин, но подконтрольные Маркову СМИ писали, не приводя, впрочем, доказательств, что для перелетов к сыну в Рязань этими же вертолетами пользовалась чета Гордеевых. Вердинцева сняли, чуть позже убрали и Вершинина. Стрелочником сделали директора фирмы «ЗМТ-Логистик» Мязина, у которой Центр арендовал вертолеты. Возбудили дело, но ненадолго. Мязин деятельно и красиво раскаялся, вынув из кармана (наемный работник) десять миллионов рублей на возмещение ущерба. Дело закрыли. Вертолетный стрелочник не пострадал. Вы ничего не заметили? Причиной увольнения Ведринцева стал тот самый Центр медицины катастроф, который раньше возглавлял Щукин. И наверняка сохранил там своих информаторов. Инициатор скандала и его конечный бенефициар оказался одним и тем же лицом.

В ноябре 2015 года Александр Щукин, ему уже сорок, сменил Ведринцева на посту депздрава, а спустя три месяца взялся за расправу с Черновым. Затем довольно быстро поменял практически всю управленческую команду депздрава, приведя с собой команду молодых управленцев. Постепенно взялся за замены главврачей в райбольницах. И в этом преуспел. Властный и энергичный Щукин сумел подавить в своем ведомстве любые зачатки инакомыслия. Но платой за это была откровенная ненависть руководящей медицинской элиты старшего поколения. И у «стариков» было преимущество перед командой Щукина, образно говоря, в том, что они, в отличие от медменеджеров-щукинцев, умели держать в руках скальпель. Зато щукинцы, и в первую очередь, сам Александр Васильевич, были мастерами красиво говорить в телекамеру. А еще, у Щукина появилось головокружение от успехов, и немножко сорвало крышу. И сорвало не туда.

Как известно, медицина как отрасль у нас областного подчинения. Переподчинение произошло в начале нулевых. В советское время и девяностые было иначе. Было самостоятельное муниципальное звено здравоохранения - ныне упраздненные горздравотделы. Теперь есть первичное звено, то есть поликлиники, управляемое с уровня региона. И это самое бедное, самое нервное звено. На тему поликлиник Щукин несколько раз на совещаниях у Гордеева поддевал, если не сказать оскорблял, мэра Воронежа Александра Гусева, пытаясь сделать из него крайнего за те или иные проблемы первичного звена. Наверняка в таких аппаратных играх имелось ввиду и то, что компаньон Щукина Андрей Марков в те годы лелеял мечту сесть в кресло мэра города. Для этого и нужна была дискредитация действующего главы в глазах губернатора, устроенная чужими руками.

Но случилось невероятное. Не имевший еще в середине 2017 года никаких политических амбиций и воспринимаемый Марковым и Щукиным в виде боксерской груши мэр Воронежа стал губернатором Александром Гусевым.

Черные дни длиною в пять лет

Гусев не то, чтобы злопамятный, но есть вещи, которые люди не забывают. Тем более, топ-чиновники. Первую и единственную за весь свой первый срок попытку сменить Щукина новый губернатор предпринял сразу же - в 2018 году, в первый год губернаторства. Была короткая словесная перепалка на совещании, Щукин не услышал замечания говорить по сути и продолжал гнуть свою линию, после чего Гусев демонстративно вышел из зала. Щукину было предложено написать по собственному. Александра Васильевича похоронили заживо, только и было разговоров, что Щукин всё. Оказалось, что не всё. На защиту Щукина встал Гордеев, тогда уже всемогущий вице-премьер правительства РФ. Щукина оставили, но он притих. То ли объяснили, что вести себя с губернатором надо поскромнее, то ли сам понял. Доверия не было, но было высокое покровительство. Щукина такой расклад устраивал.

Следующий громкий скандал в депздраве случился в том же 2018 году. Это была массовая «итальянская» забастовка фельдшеров скорой помощи, которые не только не получали обещанных Путиным надбавок, но еще и вынуждены были ездить на вызовы в недоукомплектованных бригадах. Забастовка, хотя и имела экономические причины, была явно рукотворной. Центром ее стала все та же БСМП. А общее собрание забастовщиков организовали день в день, когда Щукин участвовал в коллегии Минздрава. Мало того, что он в этом случае не мог лично присутствовать на встрече с бастующими, так еще и был опозорен перед руководством министерства и коллегами. Тут чувствуется рука мастера, старая школа. А вот кто конкретно занимался, сказать сложно. Может недовольные «старички», а, может, все тот же Марков. Ведь в схемах «внешней пресс-службы» вход - рубль, а выход - два. Если не червонец.

Конечно, за восемь лет, что Щукин руководил всей воронежской медициной, многое менялось и менялось к лучшему. Как и во всей стране. И зарплаты, и техническое оснащение, и процессы цифровизации. Какова доля участия Щукина в этих процессах, была ли Воронежская область в передовиках или наоборот, оценку должны давать специалисты. А ведь еще был ковид. И то как мы его пережили, от первоначального хаоса до забвения, это тоже история, требующая отдельной публикации. Из ковидной темы запомнились километровые очереди из машин скорой помощи, стоящие перед воротами больниц, и пациенты умиравшие прямо в этих каретах. Можно ли было сделать лучше? Вопрос философский, но управленческую энергию Щукина во время эпидемии отрицать было бы неправильно. И, конечно, Щукин не был бы Щукиным, если бы не превратил всю эпидемию в собственный пиар.

Александр Васильевич раздавал такие интервью воронежским «Вестям» о своей героической войне с ковидом, заслушаешься: «Вел войну», «выцарапывал лекарства», «всем звонил, забивал голову», «держал коечный фонд в телефоне», «хаос», «главное – спасти», «регистратура сражается звонками». И в конце монолога вы уже беспрекословно верите, что цена лечения коронавирусного больного обходится в двести тысяч рублей. Ах, да, надо же сказать о деньгах. Бюджет депздава, контролируемый Щукиным, составлял все эти годы около 50 миллиардов рублей в год. Депздрав - самый богатый из всех департаментов в регионе. А еще 26 млрд - это бюджет фонда обязательного медицинского страхования. Эти деньги Щукин не бюджетирует, но в конечном итоге они попадают в подведомственные ему учреждения.

Осенью 2021 года заболел ковидом, и тяжело, губернатор Гусев. Официальных сообщений долго не было. А потом началась грязная информационная кампания. Были и сливы, которые касались медицинской тайны, была и откровенная травля Гусева, основанная на состоянии его здоровья. Занимались те же СМИ и журналюги, которые раньше травили Ведринцева с Черновым. Какое к этому имели отношение Марков со Щукиным? Мы можем только догадываться и предполагать.

Губернатор лечился в Москве, и правильно делал. Вспомним судьбу ветерана, из-за которого сняли Чернова. Гусев выздоровел, и поскольку наш губернатор и терпеливый, и медлительный в кадровых вопросах, Щукин проработал еще два года. В общем, и работник-то по правде сказать не самый плохой. Перед тем, как уволить Щукина, Гусев публично попросил Общественную палату проверить первичное звено воронежского здравоохранения. Первичное звено, повторил и уточнил губернатор. Было ли это отсылкой к тем старым аппаратным играм, которые устраивал Щукин в кабинете губернатора Гордеева против мэра Гусева восемь лет назад? Кто знает, может, просто совпадение. А, может, не «просто».

Месть, как известно, надо подавать холодной.