Мэр Воронежа Вадим Кстенин: «Я не раб этого кабинета. Только, боюсь, Родина не отпустит». Часть III

Третья часть интервью с мэром Воронежа: «Я не раб этого кабинета»

icon 20/12/2023
icon 12:00
Главная новость
Мэр Воронежа Вадим Кстенин: «Я не раб этого кабинета. Только, боюсь, Родина не отпустит». Часть III

© администрация Воронежа

администрация Воронежа

Представляем третью, заключительную часть интервью с главой города. В первой части мы поговорили о его графике работы и достижениях, ресурсах города и наивности, о кланах, о планах и о метробусе. Во второй – о реновации и генплане, лесах, мостах и дорогах, поглощении пригородов и коммуналке. Продолжаем разбираться, что нужно для того, чтобы Воронеж стал не только страшной силой, но и силой, комфортной для жизни.

Про строительство и ЖКХ мы поговорили, но есть еще одна составляющая городской триады – общественный транспорт. Ночной общественный транспорт остается большой проблемой – после 22 часов уехать становится сложно, после полуночи – нереально. С этим что-то можно сделать?

Наш муниципальный транспорт уже давно заканчивает работу в 23:30. Мы это строго контролируем, на всех машинах есть ГЛОНАСС и мы свой транспорт весь видим, они работают чётко. Заставить частника кататься и возить воздух мы не можем по простой причине: сегодня штрафные санкции – полторы тысячи рублей, и ему проще эти полторы тысячи отдать, чем керосину спалить на совершенно другие суммы. Почему так? Потому что мы не оплачиваем их работу, мы не субсидируем их работу. И у нас на них нет рычагов. Если бы была система брутто-контрактов, которая уже оскомину набила, тогда все могло быть по-другому. Такая система основана на постоянных штрафах – не вышел на рейс, опоздал, не довез, постоянно – штраф, штраф, штраф. Но всю работу транспорта оплачивает муниципалитет. У перевозчика больше нет смысла устраивать гонки. Ему все равно, сколько он перевезёт пассажиров. Ему самое главное выполнять на чистых автобусах, на новых автобусах, на автобусах, которые ходят по расписанию, до того часа, как ему прописано в договоре. Вот это его самая большая задача: не нарушать условия договора, и возить ровно столько людей, сколько там будут приходить к нему в транспортное средство, а муниципалитет по километражу оплачивает, но при этом имеет огромное количество возможностей штрафовать за всяческие нарушения. За нарушение ПДД, за внешний вид этого автобуса, за необновление автобуса можно расторгать договоры и так далее, и тому подобные вещи. Задача перевозчика – минимизировать штрафы. Наша задача, наоборот, как можно больше выписать ему штрафов, и меньше заплатить денег. Такой пинг-понг и называется брутто-контракты. Пока их нет. И в перспективе ближайшей я пока этого не вижу. Потому что переводить, даже частично, например, магистральный транспорт, это полтора миллиарда рублей в год субсидия из бюджета города. Для нас это достаточно дорого на сегодня. Для нас сегодня основной приоритет – инфраструктурные проекты. Это не какой-то особый путь Воронежа. Огромными инфраструктурными проектами сейчас занимается вся страна. Со временем этого будет большая экономическая отдача. Так вот, придёт время и брутто-контрактов. А что касается обновления транспорта, оно будет продолжаться.

Какова стратегия мэрии: будет ли и дальше увеличиваться доля муниципального транспорта в общественных перевозках?

Муниципальный перевозчик «Воронежпассажиртранс» будет постепенно занимать более глобальную долю на рынке, но в приоритете это будут магистральные маршруты. Те, на которых нужны автобусы большого класса или даже супербольшого класса. Потому что у нас есть больше возможностей в приобретении такого подвижного состава, чем у частников. И губернатор нас в этом сильно поддерживает. Каждый год мы приобретаем такой подвижной состав и дальше будем продолжать. Возможно, будем привлекать для этого новые федеральные механизмы – «Инфраструктурное меню», разработанное для комплексной экономической поддержки регионов. Сейчас мы по нему делаем дороги, другие коммуникации, водоподъемные станции строим и так далее. Но транспорт тоже можно через этот проект завести, поэтому, может быть, следующим шагом у нас будет как раз именно приобретение транспорта через эти проекты.

Скажите, «Воронежпассажиртранс», как юрлицо, сейчас убыточно?

«Воронежпассажиртранс» самодостаточен. Он чистого убытка не генерит, работает около ноля, и даже умудрился за свой счёт троллейбусы из Белгорода притащить. Мы последние шесть лет из бюджета «Воронежпассажиртрансу» вообще ничего не выделяем. Только когда в пандемийные времена пассажиропоток грохнулся, мы им помогали какой-то небольшой копеечкой, но тогда это было объективно. Но если подходить к вопросам обновления, он ни в коей мере не может себе позволить ни одной копейки потратить на обновление. На содержание транспорта, на своевременный ремонт, на ГСМ, на мойку, на содержание штата автослесарей и на работу до полуночи – это он все делает за свой счет. Но спустя пять лет ему снова придётся обновлять все свои транспортные средства, на которых он работает. Этого он не в состоянии будет сделать сам, без помощи бюджета.

Какова доля «Воронежпассажиртранса» в городских перевозках?

Около двадцати пяти процентов.

Думаете, со временем будет больше?

Однозначно. Однозначно, будет больше. Хотя бы потому, что метробус будет весь на балансе «Воронежассажиртранса». Плюс увеличение работы на магистральных маршрутах.

Некоторые наши крупные перевозчики уже сейчас заявляют о том, что они будут участвовать в федеральных программах по обновлению транспорта. Сейчас появилась такая возможность и для частника: привлечение льготных средств на лизинг подвижного состава. Мы буквально на днях такую заявку утвердили и отправили в Москву. Поэтому обновление будет. У нас сейчас хороший диалог со всеми транспортниками. Это раньше они ещё пытались каким-то образом на мэрию влиять, но давно поняли, что это все не работает.

Когда нам ждать повышения стоимости проезда и докуда?

Честно скажу, что цену повышать надо. Но когда перевозчики заявятся и как они обоснуют это повышение, я не готов сейчас сказать. В ближайшее время это точно не произойдет, потому что повышение сейчас не обсуждается. Но надо понимать, что стоимость ГСМ существенно выросла. Все видели, что с топливом произошло. Запчасти: автобусы вроде наши, в двигателе половина запчастей импортные. Все это невесело. Мы повышали проезд в прошлом году. Но цена на проезд у нас слабо адекватна по сравнению с другими городами. Откровенно говоря, не понимаю, как сегодня частник в этом бизнесе выживает. Наверное, где-то на уровне ноля рентабельность.

На все хотелки нужны деньги. Являются ли проблемой для бюджета кассовые разрывы и как вы сейчас их решаете? Год назад вы гордо сообщили, что коммерческие кредиты для бюджета Воронежа в прошлом. А сейчас опять объявили конкурс на кредитование бюджета. Если я ошибаюсь, поправьте.

Кассовые разрывы у нас появляются в основном под конец года. У нас же знаете, как строители работают. Работают, работают, работают, работают, а потом всем миром начинают вываливать и предъявлять оплату за выполненные работы. Как всегда, это декабрь месяц. Самый энергичный для всех финансовых служб, для казначейских, для финансового министерства, для наших финансистов. В декабре столько денег, чтобы все это оплатить, нет. Поэтому существуют коммерческие кредиты. Возобновляемая кредитная линия. Это деньги про запас. Когда банк выходит на торги и резервирует под нас заявленную нами сумму, а понадобится она – не понадобится, другой вопрос. Часто и не требуется. Он эти деньги берет у Центробанка: любой банк - под нас. При получении контракта на открытие этой возобновляемой кредитной линии банк предоставляет нам возможность привлечь заемные средства кредиты под ключевую ставку плюс один процент. Для банка это крайне невыгодная история, для банка выгодны зарплатные проекты. Поверьте, гораздо более выгодны, чем открывать возобновляемые кредитные линии с одним процентом наценки.

Вот сейчас как раз декабрь, о какой сумме идёт речь?

Мы в декабре к освоению порядка восьми миллиардов будем предъявлять. Наверное, даже чуть больше. Но вопрос даже не в этом. Мы столько в банке не берём. У нас вилка доходов и расходов в декабре полтора миллиарда всего. Но мы даже эти деньги брать не будем, а только недостающую какую-то часть возьмём. А в начале года уже за счёт следующих поступлений все это дело погасим. У нас процентов будет совсем мало с той суммы. Весь вопрос в том, что раньше были совсем другие кредиты. Раньше они брались и годами платились проценты, потому что нечем было тело кредита отдавать. Теперь мы везде тело кредита погасили и у нас сейчас нет таких длящихся обязательств. Тот процент, которые мы можем заплатить, если привлечем средства кредитной линии краткосрочно, ни в какое сравнение не идет с тем, что было раньше. Когда по 300-400 миллионов только процентами в год город платил. А сами кредиты мертвым грузом висели.

Насколько, на ваш взгляд, сбалансирован бюджет Воронежа?

Давайте я вам расскажу, что такое дефицитный бюджет. Любой маломальский правильно составленный бюджет, он всегда будет дефицитным. Профицитный бюджет – это сразу повесить белый флаг, заберите у меня лишние деньги. Есть предельный объём дефицита – 10% от собственных доходов, он установлен федеральным законодательством и каждый мало-мальски грамотный руководитель всегда для себя поставит повышенные цели и задачи. То есть он расходов заложит больше, чем изначально запланировано доходов. А дальше задача руководителя сделать так, чтобы у тебя случился баланс. Отработать год так, чтобы этот дефицит покрыть. Ты ставишь себе завышенную планку, а потом начинаешь очень быстро бегать. У нас люди вообще не понимают, что такое неналоговые доходы. Они реально думают, что мы тут исключительно за счёт налогов существуем. А в этом году, например, когда перекос по налогам пошёл, первые полгода мы как раз перекрывали дефицит за счёт неналоговых доходов. Эффективнее оперировали собственностью, землёй, наружной рекламой и много чем другим. Всем, что входит в неналоговые доходы. Поэтому мы формируем дефицитный бюджет, а на конец года выходим иногда и с профицитом. То есть это мы мало того, что покрыли дефицит, так ещё и вышли в плюс. При том, что поставили перед собой сразу заведомо завышенную цель с учётом вот этого возможного дефицита. Соответственно, эти деньги, которые мы закладываем в дефицит, они вкладываются в развитие города.

Согласно разным замерам вы являетесь самым медийным мэром Черноземья, а, может, и всего ЦФО. Самым цитируемым. Собянин все-таки не совсем мэр, а глава субъекта федерации. А среди остальных коллег вы первый. Хотя никаких видимых усилий для этого не предпринимаете. Насколько для вас важна публичность?

Думаю, причина в том, что в Воронеже по сравнению с другими городами Черноземья медийная сфера более развита. Поэтому охват того, что мы тут пытаемся донести до людей, он пошире будет, и упоминаний поэтому побольше. Поэтому мы не можем, например, с Москвой сравниваться. Ведь это не зависит от количества влитых денег. Наверное, зависит от количества и качества медийных ресурсов, которые тебя упоминают. Многие СМИ это делают просто потому, что их интересуют наши новости. То есть не все от денег, видимо, а просто надо ежедневно планомерно давать информацию людям и не закрывать здание администрации на ключ. Все комментировать, рассказывать, быстрее разъяснять. Наверное, из этого медиарейтинги и строятся, я так это предполагаю. Или если ты выскакиваешь на федеральную площадку. Мэр города, у которого случился прилет, одним комментарием может целый месяц информационной работы перебить. Там какие-то свои механизмы действуют, я в них не погружаюсь. Но мы не стесняемся к людям идти, рассказывать, показывать – это наша работа.

Как вы ведете свои соцсети?

Да, никак. Да вот так и не веду никак. Нет у меня, нет у меня никаких соцсетей, у меня один только telegram-канал и все. Да и то я его не веду. Но я все тексты читаю, часто сам инициирую. Но в основном, там Чеботарёв (руководитель управления информации – прем.ред.) все время что-то рожает, рожает, а я сижу и вычитываю ошибки, правлю его. Или когда его заносит – останавливаю. Естественно, мы с ним обсуждаем все медиаповоды, которые должны появиться в telegram-канале, он предложение делает по любому медиаповоду. Вы же понимаете, что не все, что здесь в стенах мэрии происходит, попадает в telegram-канал, но он предлагает наиболее интересные темы. В том числе те, которые могли бы, наверное, мэра как человека, что ли, показать. Хоть чуть-чуть, знаете, там про котёнка с улицы Лизюкова напишет. – Давайте, праздник поддержим? – Ну, давайте, поддержим.

Многие и главы субъектов, и мэры, занимаются соцсетями не только письменно, но и постят видеоконтент. У вас этого нет. Не задумывались взять в руки палку для селфи?

Понимаете, ну не селфи я мэн. Не понимаю этих всех вещей. Я могу больше на улице общаться с людьми, и я это часто делаю. Но вот с селфи-палкой – это не моё. Это же затягивает, наверняка, и будешь потом целыми днями с ней бегать. Ну зачем это? Надо работать. Работать надо.

Ваши вторые выборы весной этого года прошли внешне спокойно. Но было много заслуживающей доверия информации о серьезной подковерной борьбе перед выборами. Как вы ощущали на себе эту борьбу?

Ну да, было.

Готовы были уйти, если бы было давление?

Ну, слушайте, смотря какое, смотря куда уйти. Да и готов бы был. Да и сейчас готов уйти, если предложат что-то более, так сказать, подходящее, устраивающее. Я же не раб этого кабинета или кресла.

Да, у меня есть много затей, идей, которые я буду реализовывать здесь и уже знаю – как. И знаю, что я это сделаю, и знаю, сколько пользы я здесь могу принести. Если другим это не надо, ну, хорошо, пусть это остаётся так, как есть. Я прошёл уже, наверное, в своём жизненном пути и Крым, и рым. Чем только не руководил, чего только не было. Мне уже тут бояться совершенно нечего. У меня рукава закатанные, я работаю. Если не надо такое, надо другое, значит, я с этим соглашусь и совершенно спокойно приму выбор людей, от которых что-то зависит. Вот. Но при этом я тоже должен понимать, что я дальше буду делать в этой жизни. Хочу ли я продолжать работать в сфере государственного управления или, наоборот, я хочу полностью кардинально изменить свою жизнь. Все чаще об этом задумываюсь. Один раз я уже в своей жизни это сделал, когда всю свою жизнь с ног на голову перевернул, уйдя абсолютно из другой сферы, из сферы бизнеса и обнулил все свои достижения. Они тоже были не маленькие к тому моменту. Но я сделал выбор и начал с чистого листа писать другую свою историю. Я готов это сделать и в следующий раз. Но только я боюсь, что Родина не отпустит.

В конце беседы тема, без которой ничего сегодня не обходится – СВО. В чем вы видите задачи мэрии в плане поддержки семей участников? Как идет работа по набору контрактников в Министерство обороны? В чем еще проявляется помощь армии?

Во-первых, мы с самого начала сделали то, что мы должны были сделать. Я лично встречался с семьями наших мобилизованных ребят. Потом мы начали работать по набору контрактников, и у нас есть чёткое стойкое понимание, что все семьи наших ребят, которые находятся за лентой, должны быть под нашим непрестанным вниманием, окружены патронажем и заботой. Я лично ни одного обращения от людей, которые являются членами семей, не пропускаю. Все беру на личный контроль до разрешения любых вопросов, которые в этих обращениях ставятся. Безусловно, все, что необходимо было сделать в плане нормативов, мы все сделали. Что касается освобождения от оплаты коммуналки и так далее. Опять на думу вынесем документ об очередных льготах. Безусловно, самым активным образом мы участвуем в сборе необходимой помощи. Это не только гуманитарная помощь. Вы это прекрасно понимаете. Многие люди сегодня этим занимаются. Это и спецсредства, и спецприборы, и спецтранспорт. Все это мы делаем, делаем в правовом поле. Зачастую не затрачивая государственных бюджетных денег. Делаем на личных связях, отдаем свои собственные средства, постоянно отправляем гуманитарные конвои. Этим занимается сейчас очень много людей, и администрация тоже не исключение. И, безусловно, занимаемся сегодня контрактниками. Мы доплачиваем сегодня нашим контрактникам, тем ребятам, которые подписывают контракт, из различных источников денежные средства в виде разовых доплат. Мы устраиваем наших ребят на работу на наши предприятия, чтобы те, которые подписывают контракт, чтобы у них ежемесячный доход шёл. То есть у нас различные механизмы стимулирования и поддержки для людей, которые сегодня идут на контракт. Вот, если сегодня там официальная выплата 315 тысяч рублей при заключении контракта, а дальше, там, как положено по законодательству, то мы ещё сверху доплачиваем достаточно серьёзные деньги каждому. Соответственно, я не говорю уже про такие мелочи, как комплектование бойца всем необходимы перед отправкой в войска.

Последняя серия вопросов о личном. Как проводите свободное время, где отдыхаете?

Очень люблю путешествовать, но обязательно событийным туризмом. Особенно, если при этом удается порыбачить. А тюлений отдых терпеть не могу. В этом году я попал супругой в Магадан. Не близкий край, лететь далеко, но зато очень интересный. Я в этот край влюбился, в этот город. Но желательно, как Высоцкий пел: уехал сам, уехал сам. А потом сам вернулся обратно. Прекрасная природа, я умудрился там и порыбачить. Были разные виды рыбалки – и морская рыбалка была, и речная рыбалка была, и в заповеднике побывали. Настолько там все было душевно и круто. И история магаданского края тоже достаточно глубокая. Все привыкли, что там зоны, это все было, конечно же, но, правда, сейчас там уже от этого ничего не осталось, и дух арестантский, он уже там не витает. Это другой Магадан.

Что слушаете?

Я – приверженец старого доброго русского рока. А начинал я вообще с панк-рока. Наверное, многие этому удивятся. Потом повзрослел, перешёл уже к русскому року, это со мной и осталось. «Крематорий», «Наутилус», «Аквариум» и далее по списку все наши старые добрые рокеры.

Что читаете, если удается?

С таким графиком, как в последнее время, по поводу «читать» сложно: книжку открываешь и начинаешь сразу вырубаться. И минут через пятнадцать уже хорошо становится и засыпаешь. Из последнего почитанного, что мне нравится, это христианская литература. Митрополит Тихон Шевкунов, «Несвятые святые». Мне прямо зашла эта история, уже второй раз перечитываю. Еще Евгений Водолазкин, «Лавр». Она больше художественная, но идеология там интересная.

Какова ваша формула счастья?

Формула счастья для меня в семье, чтобы в семье был мир, лад и уважение, и любовь. Это для меня – счастье.

Беседовал Александр Пирогов