На прошлой неделе губернатор Александр Гусев в интервью одному из воронежских журналов сделал осторожное заявление о том, что он готов продолжить работу в качестве главы региона, но окончательное решение примет в ноябре-октябре. А на наводящий вопрос о возможной досрочной отставке попросил журналистов не беспокоиться. Сказав, укатил в Ташкент на региональный форум Шанхайской организации сотрудничества. Таким образом, губернатор вольно или невольно включил механизм обратного отсчета: до решения вопроса о втором сроке остается минимум три, максимум четыре месяца. За это время в самом крупном регионе Центрального Черноземья и третьим в ЦФО все еще может перевернуться с ног на голову.  

В отсутствие губернатора его слова стали толковать все кому не лень. Информационные круги расходятся по интернету уже вторую неделю. Нельзя сказать, что гадатели на кремлевской гуще сумели придумать что-то новое. Основные тезисы повторялись: решение по второму сроку будет приниматься в Кремле, желающих порулить ресурсным регионом много, Гусев – единственный в Черноземье губернатор из местных. К тому же, сумел предотвратить в регионе внутриэлитные конфликты. Поводов снимать его за какие-то просчеты, с виду нет. 

После заявления Гусева о втором сроке «Воронежские новости» опросили значительное число политологов с вопросом об итогах и перспективах воронежского губернатора. Владимир Инютин отмечает, что регион практически по всем показателям соцэкономического развития входит в тридцадку лучших по РФ, что повышает вероятность беспроблемное переизбрание. Политолог считает шансы воронежского губернатора на переизбрание очень высокими, хотя и не стопроцентными и сетует на то, что наш губернатор не уродился силовиком, которые сейчас очень в цене. 

Самый авторитетный черноземный политолог профессор Владимир Слатинов (г. Курск) называет губернаторство Гусева достаточно успешным, так как тот нашел свой собственный политико-управленческий стиль, а область при нем показывала достаточно высокие темпы развития. Об социально-экономических итогах работы губернатора за 2021 год мы писали довольно подробно.  Кроме того, Слатинов считает, что Гусев свое заявление о втором сроке сделал после согласования с администрацией президента. 

В одном ряду с великими

В сентябре 2023 года будут переизбираться главы нескольких важнейших регионов России – Москвы, Якутии, Красноярского и Приморского краёв, Самарской, Тюменской, Нижегородской и Новосибирской областей. Добавьте песенки «Ленинграда», торопящие отставку Беглова, и поймете, что судьба второй столицы России тоже будет решаться нынешней осенью. В этом солидном списке Воронежская область, прямо скажем, смотрится как «Факел» в премьер-лиге. На наглецов из Воронежа глядят с удивлением, даже с уважением, но все равно, мы - низ турнирной таблицы. С той разницей, что команд в премьер-лиге в пять раз меньше, чем регионов в РФ. Впрочем, на 2023 год запланированы еще и выборы у нашего бедного соседа - Орловской области. Там все значительно хуже, чем у нас – и с точки зрения ресурсов территории и с точки зрения ее управляемости. Так что, от аутсайдеров Воронежская область удалилась очень далеко.  

Легче или тяжелее Гусеву от того, что его судьба будет решаться одновременно с такими тяжеловесами, как Собянин, Беглов, якутский Николаев или нижегородский Никитин? Вопрос риторический. С одной стороны, легче проскочить между струйками. С другой, можно стать разменной фигурой в большой игре. 

Попробуем сравнить шансы Гусева на фоне этих тяжеловесов, заглянув в рейтинг устойчивости губернаторов Евгения Минченко, одного из самых приближенных к Кремлю «тайных советников». Минченко, кроме всего прочего интересен тем, что, кажется, никогда не берет «халтурку» и не рисует рейтинги под заказчика. 

Итак, оценки устойчивости губернаторов, которым предстоит через год процедура переизбрания и чья судьба решается прямо сейчас. Собянин (Москва) – 17, Николаев (Якутия) – 14, Никитин (Нижний Новгород) – 13, Гусев (Воронеж), Травников (Новосибирск) – по 12, Усс (Красноярск), Кожемяко (Владивосток), Азаров (Самара), Клычков (Орёл) – по 11. Те же 11 баллов устойчивости у липецкого Артамонова, чьи полномочия заканчиваются только в 2024 году. Так что, не исключено, что в ближайшие месяцы будут признаны неудачными и прекращены «губернаторские эксперименты» - затянувшийся коммунистический в Орле и сбербанковский в Липецке. 

Любопытно посмотреть на устойчивость других наших соседей-губернаторов. У белгородского Гладкова 16 баллов, из них +3 за окончание полномочий в 2026 году (чем дольше до перевыборов – тем устойчивее), у курского Старовойта, те же 16 баллов, но за окончание полномочий только +2, у тамбовского и.о. Егорова, который избирается этом сентябре, итоговый балл – 14 без надбавок за сроки. 

Если резюмировать наблюдение за устойчивостью губернаторов, то у Александра Гусева показатели середнячка, как в группе губернаторов, чья судьба решается прямо сейчас, так и в группе соседей по Центральному Черноземью. Если расширить зону поиска, то окажется, что хуже, чем у воронежского губернатора обстоят дела у его волгоградского соседа Бочарова, или у глав таких важных регионов как Крым (Аксенов) и Краснодарский край (Кондратьев) – у всех по 11 баллов. То есть теоретически Кремль может рассматривать варианты и с их досрочной отставкой. На самом деле таких губернаторов-аутсайдеров значительно больше. А лидерами рейтинга являются Кадыров – 21 балл, губернатор Ленинградской области Дрозденко – 20 баллов и хозяин далекой Камчатки Солодов – 19 баллов. 

Посмотрим, из чего складывается устойчивость воронежского губернатора. В отличие от многих других самозваных оценщиков, Минченко свои баллы обосновывает методологически. Экономическая привлекательность нашего региона оценивается на двоечку из пяти баллов. Как бы мы не называли себя столицей Черноземья, нефти, газа еще чего-то сверхценного у нас нет. Два балла обозначает, что у нас есть федеральный проект, в котором регион играет большую роль. Если бы еще и сам такой проект был «большим», да с участием «членов Политбюро 2.0», оценка была бы на один балл больше. 

Самую высокую оценку, четыре балла из максимальных пяти, Гусев получил за «поддержку Политбюро 2.0». Пять баллов было бы, если губернатор находится на прямом контакте с президентом. Все годы, что Гусев губернаторствует, у нас строятся конспирологические теории, кто же его сюда поставил. Звучат фамилии «главного футболиста» страны, президента РФС и «Газпромнефти» Александра Дюкова и владельца «Новатека» и «Сибура», одного из богатейших людей России Леонида Михельсона. С ними экс-гендиректор «Воронежсинтезкаучука» Гусев знаком намного дольше, чем со своим предшественником Алексеем Гордеевым. Стоит отметить, что накануне спецоперации Гусев (теперь мы понимаем, что не случайно) несколько раз встречался с Сергеем Шойгу, даже получал от него ведомственные награды. А такое «прикрытие» дорогого стоит. Вся эта тройка входит в то, что Минченко называет «Политбюро 2.0» - ближний, доверенный круг президента. Добавьте, очень хорошие отношения Гусева с полпредом Игорем Щеголевым, который хоть и не ближний круг Путина, но без мнения которого губернатора в ЦФО снять довольно сложно. Кажется, что у воронежского губернатора все в шоколаде. И никакие интриги не смогут выбить губернатора из седла. Но, когда кажется, лучше перекреститься. 

Есть один важный человек, который не имел прямого отношения к назначению воронежского губернатора, но может поучаствовать в его снятии -  это куратор российской внутренней политики Кириенко. Сергей Владиленович, конечно, далеко не всех губернаторов расставлял. Но те, кого Кириенко не ставил, это все федеральные тяжеловесы, а воронежский губернатор к таковым не относится. Зато все предложения по снятию и назначению губернаторов Путину докладывает именно первый замруководителя администрации президента. Кириенко – создатель собирательного образа губернатора-технократа. Гусев – технократ, но не птенец гнезда кириенкова. Даже чисто визуально это делает его более живым в когорте однотипных технократных очкариков. Возраст, 59 лет, у воронежского губернатора не «технократический», что называется, пограничный. Для нового назначения точно не подходит. Но здесь должно сработать правило – коней на переправе не меняют. Особенно, объезженных. Регион хоть и не прифронтовой, но приграничный. Кстати, сама поговорка про коней и переправу непосредственно связана с темой «второго срока». Именно так обосновывал необходимость своего переизбрания президент Авраам Линкольн. 

Про то, что Гусев – «конь» объезженный, говорит сравнительно высокая оценка качества политического менеджмента – 3 балла. В методологическом пояснении Минченко пишет, что тройка здесь дается за «стандартный» политменеджмент. Выше – «лидерский» и «уверенный», ниже – «слабый» и «очень слабый». Тут воронежский губернатор оказался ровно посередине. А вот личное позиционирование у Гусева на единичку (из трех баллов) – «губернатор-функционер». До уникального позиционирования далеко, но и до «качественного, нишевого» Александр Викторович не дотягивает. Правда, бывает и хуже – нулевую оценку Минченко дает за «размытое, некачественное» позиционирование. То есть, и в этом, самом сложном для себя критерии, Гусев не скатился в аутсайдеры. Хотя мог – ведь все четыре года, с момента избрания губернатором в 2018-м, против него идет необъявленная информационная война группой политтехнологов, бывших чекистов-расстриг. Главные из них – депутат Госдумы, экс-руководитель УРП Андрей Марков и его бывший заместитель, а ныне «политический» вице-губернатор Сергей Соколов. Оба находятся под опекой и защитой экс-губернатора Гордеева, а финансирование черного пиара с недавних пор осуществляется при участии структур, близких молочному миллиардеру из Госдумы Аркадию Пономареву («Вкуснотеево»). Вся группа – явно или тайно западнических, ультра-либеральных взглядов. Дети Маркова и Пономарева проживают за границей, в недружественных странах. 

Но ни пощипывание в телеграмчиках, безостановочно отправляющих губернатора в отставку с первого дня его работы и «назначающих» нафталиновых «сменщиков» из гордеевской эпохи, ни прямые провокации, вроде подделок официальных документов исполнительных органов власти, не вынудили Гусева сделать сколь-нибудь существенные управленческие ошибки, в том числе и кадровые. (Из каждого правила бывают свои исключения – и про давно отставленного руководителя депстроя Потапова мы помним). Но одной из определяющих черт управленческого стиля воронежского губернатора стала осторожность и неторопливость. Можно сказать, что недоверчивость. Включая недоверчивость к тем, кого сам (после стольких сомнений!) и назначил. 

Да, Гусев не быстр, тщательно взвешивает все решения, особенно кадровые. Но благодаря своей «медлительности» оказывается глубоко погруженным практически во все соцэкономические процессы области, в том числе, такие специфические для промышленника, как медицина и спорт. Гусев даже был готов спорить по репертуарным вопросам пресловутого Платоновского фестиваля, либерального символа гордеевской эпохи. А когда не добился консенсуса на своих условиях, под благовидным предлогом и к несказанной радости местных патриотов отказался от проведения этого западнического праздненства. 

До сих пор не до конца понятно, каково было реальное участие Алексея Гордеева в декабре 2017 года в назначении своего «преемника», не имевшего в тот момент особых политических амбиций мэра Воронежа Гусева. Ведь у Гордеева были совсем другие фавориты. Но президент назначил «преемника» сам. Вопреки желанию Гордеева или посоветовавшись с ним – боюсь, этого мы никогда не узнаем. Путин, поди уж, забыл давно, а Гордеев никогда правды не расскажет. 

Это постепенно запутало иерархию в Воронежской области. Пока Гордеев был вице-премьером правительства РФ, сомнений, кто остается главным в Воронежской области, не вызывало. Но постепенно карьера Алексея Васильевича, а вместе с ней и неформальное влияние, шли на спад, а Гусев набирал практический губернаторский опыт, политический вес и новых федеральных покровителей. Дистанция между нынешним и бывшим губернатором медленно, но неукоснительно расширялась. Немалую роль в этом сыграл и характер самого Алексея Васильевича, пытавшегося чрезмерно опекать своего преемника, включая вмешательство в чувствительные кадровые вопросы. 

Сегодня отношения Гусева и Гордеева, мягко говоря, прохладные. Хотя действующий губернатор то ли по привычке, то ли из деликатности продолжает делать реверансы в сторону Гордеева, но церемониальный, не более того, характер этих реверансов ни у кого сомнения уже не вызывает. В том числе у ближайшего окружения Гордеева, которое чувствует, что в случае переизбрания Гусева Гордеев будет уже ненадежным защитником. Гордеев же понимает, что в политике любое движение – это жизнь, а застой ведет к неизбежному забвению и смерти. Именно так стоит трактовать его «непротивление», а, может, и поощрение необъявленной информационной войны. Некоторые ее вехи «Воронежские новости» довольно подробно описывали еще в феврале, до начала всех событий.  Теперь стоит перечитать свежим взглядом. Пока война идет в телеграмчиках, прочих соцсетях и мелких сетевых изданиях, на нее можно было бы не обращать внимания. Но на фоне «поджимающих сроков» мы вправе ожидать и более серьезных провокаций, направленных на дестабилизацию и провоцирование протестных настроений в регионе. Приграничном, напомним, регионе. 

Задача Гусева – пройти по информационному минному полю свою последнюю милю. Справится он или нет, не будем загадывать. Минные поля – такая штука. Никто на них не застрахован. Обеспечить стабильность (и, желательно, развитие) в сложных условиях этой последней мили – это и есть настоящая проверка для губернатора. В футболе это называется сохранить концентрацию. Не пропустить гол в раздевалку. 

Кроме плюсовых баллов, в рейтинге устойчивости Минченко есть еще и «штрафные» баллы. Они снимаются за конфликты на федеральном или региональном уровне, а также  снимаются за возбуждение уголовных дел в ближайшем окружении губернатора. Минченко засчитал Гусеву ноль штрафных баллов. Это большая редкость, почти никто из губернаторов в России отсутствием конфликтов и внимания силовиков похвастаться не может. Но в этом может таиться и большая угроза. Если раскочегарить внутриэлитный конфликт за три-четыре месяца вряд ли удастся, то вынуть папочку на кого-нибудь из ближнего круга губернатора теоретически возможно. 

И здесь особняком стоят два уголовных дела – Анатолия Спивакова по мошенничеству с субсидиями на семейное хозяйство, экс-советника Гусева и экс-вице-премьера при Гордееве, а также проукраинской коллаборационистки и беглянки, депутата Семилукского райсовета Нины Беляевой по фейкам против армии и второе – за публичное осуществление террористической деятельности. 

Антигусевские телеграмчики попытались поднять информационный хай вокруг уголовного дела Спивакова. Анатолий Александрович был советником Гусева на общественных началах и, соответственно, никаких организационно-распорядительных полномочий не имел. При этом крупный специалист в сфере АПК Спиваков был близок к Гусеву, рассматривался им как альтернативный источник информации в агросфере. Другое дело, что Спиваков еще более близок к Гордееву, в эпоху которого распоряжался миллиардами субсидий и тысячами га сельхозземель. Политизация дела Спивакова, кажется, преувеличена. Но какой-то тайный смысл в ней точно есть. Ведь события преступления, вменяемого экс-вице-премьеру и экс-советнику датируются 2019 году. Впрочем, «папочку» Спивакова достали не только что – оно расследуется с февраля. 

История преступлений беглянки Нины Беляевой расследуется прямо сейчас и носит открыто политический характер. Эти дела гораздо более резонансные, чем мелкое в масштабах страны мошенничество с подменой документов на цесарок документами на коров. О связи Беляевой с внутриполитическим блоком облправительства (сформировавшимся в эпоху Гордеева и до сего дня Гусевым фактически не контролируемым) мы довольно подробно писали вот здесь.  Кейс Беляевой, активистки УПР, к своим тридцати годам сменившей под руководством региональных кураторов-политтехнологов десяток псевдо-оппозиционных партий, будет интересен на всю страну. Не приходится сомневаться, что силовики выжмут из этой истории максимум, несмотря на отсутствие в стране главной обвиняемой. И одним из ключевых эпизодов дела коллаборационистки будет вопрос о том, как она вообще стала депутаткой. Ведь ради нее сняли сразу пять стоявших выше нее по спискам кандидатов в депутаты. Кто снял, как снял, каково участие в этом внутриполитического блока облправительства? Эти интересные вопросы не слишком опасны Гусеву, но могут сильно аукнуться его тайным оппонентам. 

Последний месяц в воронежской околополитической среде бытует мнение, что в ближайшие месяцы Гордеев и его окружение сделают попытку завалить Гусева. Потому что команде Гордеева якобы будет выгоднее любой варяг, чем действующий губернатор. Автор не разделяет этой точки зрения по той самой причине, что Алексей Васильевич и сам понимает, что уже едет с политической ярмарки. А поэтому никакого влияния на новое назначение губернатора, буде оно состоится, он оказать уже не сможет. Тем более, не сможет быть защитой своим многочисленным назначенцам, до сих пор сохраняющим должности при губернаторе Гусеве исключительно из уважения к Гордееву. 

В этой ситуации гораздо более вероятным развитием событий кажутся новые понятийные договоренности, которые закрепят конфигурацию воронежской власти на период после 2023 года. Тем более, что Гусев за всю губернаторскую пятилетку показал, что способен делиться властью с гордеевскими кадрами, при этом сохраняя общую управляемость в регионе. Это и есть тот «стандартный» политическим менеджмент, за который Гусев получил от Минченко троечку. 

Троечка - зачет. Пересдавать не отправят.

 

Александр Пирогов