800 миллионов - иск на тот свет. Зампред Воронежской облдумы стал обвиняемым спустя два с половиной года после смерти 

Как заплатить 800 миллионов с того света

icon 02/10/2023
icon 08:35
Главная новость
800 миллионов - иск на тот свет. Зампред Воронежской облдумы стал обвиняемым спустя два с половиной года после смерти 

© Облдума

Облдума

Говорят, мертвые сраму не имут. Но бывают исключения. В январе 2021 года Петр Семенов, известный строитель и бывший заместитель председателя Воронежской областной думы, купил во время благотворительного аукциона на Рождественском балу немецкие часы ХIХ века. А через короткое время подхватил ковид, может, прямо на этом же балу, и спустя два месяца умер в возрасте 64 лет. Искренние соболезнования о безвременной кончине Петра Ивановича выразили все первые лица региона. А в августе 2023 года в отношении Семенова было возбуждено уголовное дело по части 4 статьи 159 УК РФ «Мошенничество в особо крупном размере» с ущербом 800 миллионов рублей. Если бы Петр Иванович был жив, он мог бы получить реальный срок, и немалый. 

Первая реакция на сообщение об уголовном деле в отношении Семенова - шок. А, что, так вообще возможно? Кому полиция собирается предъявлять обвинение? Как обвиняемый будет знакомиться с материалами дела? Можно ли дело покойника рассматривать в суде и выносить приговор? 

Попробуем разобраться. Пункт 4 части 1 статьи 24 Уголовно-процессуального кодекса РФ гласит, что уголовное дело не может быть возбуждено, а уже возбужденное должно быть прекращено, в случае смерти подозреваемого или обвиняемого, за исключением случаев, когда производство по уголовному делу необходимо для реабилитации умершего. 

Сразу уточним, что в нашем случае дело возбуждено не «по факту», а именно в отношении конкретного лица: депутата областной думы трех созывов, члена регионального политсовета партии «Единая Россия», заслуженного строителя РФ, доктора технических наук, профессора архитектурно-строительного университета. За свою долгую политическую и бизнес-карьеру Петр Иванович успел побывать на освобожденной комсомольской работе (завотделом обкома ВЛКСМ), заместителем директора завода тяжелых механических прессов, генеральным директором и владельцем ЗАО «Воронеж-Дом», председателем комитетов облдумы: 1) по имущественным и и земельным отношениям, 2) по собственности и тарифам, 3) по делам молодежи и спорту, был заместителем председателя облдумы, заместителем секретаря регионального политсовета «ЕР», был членом «Гражданского собрания «Лидер», награжден многочисленным региональными и ведомственными наградами. 

Для того, чтобы уголовное дело было прекращено достаточно заявления кого-то из двух ближайших родственников - вдовы или сына. Но такого заявления до сих пор нет. На первый взгляд, странно. Какая разница покойному, как будет прекращено дело - по реабилитирующим или по нереабилитирующим обстоятельствам.   Покойному, может, и все равно, но не все равно живым. И речь, конечно, не только о добром имени покойного, и не столько о нем, а о тех гражданско-правовых последствиях, которые неизбежно возникнут в случае закрытия дела по нереабилитирующим основаниям. Дело в том, что если в гражданско-правовых отношениях имеется срок давности, то в случае с возмещением ущерба, нанесенного преступлением, срока давности нет. И возмещать ущерб придется родственникам в рамках того наследства, которое они получили. 

Начало преступления датируется 1995 годом. Каким-каким? Девяносто пятым. Все начиналось двадцать восемь лет назад. В самый первый год существования «Воронеж-дома», строительной фирмы, выросшей из отдела капитального строительства ТМП, и в 1994 году от завода отпочковавшейся со всей материальной базой, оставшейся от советской эпохи. Это история, с одной стороны, очень простая, с другой - не просто уникальная, но и поучительная для многих строителей. «С того света достану», - это теперь не красивая идиома, а правоприменительная практика. 

В чем же так провинился Петр Иванович, что ему не дают спокойно находится в загробном мире? Главная валюта строителей - земля. С ней все и связано. 

В 1995 году Семенов обратился в мэрию Воронежа с заявлением о выделении «Воронеж-дому» земельного участка в селе Подгорное в долгосрочную аренду сроком на 10 лет для проектирования и строительства малоэтажного жилья. Одновременно Петр Иванович согласовал со всеми муниципальными службами, а также с председателем АОЗТ «Подгорное» условия предоставления участка. На основании этого заявления 28 июня 1995 года приятель Петра Ивановича но тревожной комсомольской юности, мэр Воронежа Александр Цапин вынес постановление № 540 о выделении участка. Данным постановлением участок площадью 18 га изымался у АОЗТ «Подгорное», «вошедшего в городскую черту», и предоставлялся ЗАО «Воронеж-дом». Границ участка, судя по всему, просто не существовало, и он был обозначен по простецки - «севернее гаражного кооператива «Волна». В постановлении также указывалось о необходимости «Воронеж-дому» «возместить убытки АОЗТ «Подгорное», заключить с мэрией договор аренды участка и зарегистрировать его в городском комитете по земельным ресурсам, а комитет экономики города должен был заключить договор о сотрудничестве с «Воронеж-домом» «в интересах развития инженерной инфраструктуры» (так называемое обременение). 

Участок был нехилый и платить налоги на землю и стоимость аренды, вероятно, было очень жалко. Девять лет из десяти «Воронеж-дом» вообще ничего на участке не делал. Не заключал договор аренды, не разрабатывал никакие проекты застройки. Соответственно, никакой инженерии не прокладывал. То есть, как считает следствие, никаких мер, возложенных на него постановлением мэрии не исполнял. И попутно заметим, само основание постановления - «вхождение АОЗТ «Подгорное» в черту города» - юридически абсурдно. Как может юрлицо войти в черту города? Никак. Вообще, Подгорное перестало быть селом, а стало официально городским микрорайоном только в 2011 году, спустя 16 лет. 

В 2004 году, успешно продинамив девять лет бюджеты всех уровней с налогами и арендной платой за участок, Петр Иванович заказал план границ земельного участка и поставил его наконец, на кадастровый учет. Поставил не как арендованный у мэрии, а как принадлежащий «Воронеж-дому» Согласовывать границы участка пришлось уже с арбитражным управляющим «Подгорного» - бывший колхоз с тремя тысячами гектаров золотой земли за эти девять лет успели раздербанить. Но к этому Петр Иванович вряд ли имел какое-то отношение.  

Пожалуй, вся эта девятилетняя хитрость с неуплатой налогов и арендной платы не тянула бы на уголовное преступление. Но для того, чтобы узаконить свое право на землю, покойный решился на откровенный подлог. Чтобы получить право на землю (в тот момент де-юре - муниципальную) Семенов через юристконсульта «Воронеж-дома» обратился в арбитражный суд с иском к ЗАО «Подгорное» о госрегистрации перехода прав собственности на землю. В суд были предоставлены фиктивный договор купли-продажи земли, передаточный акт к нему и фиктивные платежки на 798 тысяч рублей. Также в суд были направлены подделанное решение общего собрания акционеров «Подгорного», якобы состоявшегося в мае 1995 года и подложное свидетельство о выделении «Подгорному» от декабря 1992 года, якобы подтверждавшее право собственности бывшего колхоза на оспариваемую землю. Схематоз по передаче земли с участием судов, прямо скажем, не новый. Семенов не первый депутат, который на этом попадается. Но первый - среди покойников. 

С января этого года в Ленинском суде рассматривается дело группы обвиняемых, которые поставили на поток изъятие государственных и муниципальных земель через решения судов. Подкладывали фиктивные документы и получали нужные решения. А порой и решения судов откровенно подделывали. На скамье подсудимых 11 человек, среди которых выделяется экс-депутат облдумы от «Единой России» Андрей Хабаров. ОПГ там нет, поскольку у каждого в группе был свой интерес по конкретному земельному участку. 

Сами земли «Подгорного» и махинации с ними неоднократно становились предметом уголовных дел, которые то возбуждались, то прекращались, то перевозбуждались по вновь открывшимся обстоятельствам, и снова закрывались. Так никого и не посадили. Может, наши силовики ждут, когда потенциальные фигуранты умрут, чтобы было проще преследовать? 

Интересно, что документы (реальные и сфабрикованные), по которым огромный кусок земли переходил в собственность ЗАО «Воронеж-дом», прямо противоречат одни другим. Либо земля в 1995 году была муниципальная и была сдана в аренду, либо она была частная и «Воронеж-дом» ее выкупил. Но сделать два действия одновременно - невозможно, да и бессмысленно. При том что «купив», «Воронеж-дом» все равно ее нигде не регистрировал девять лет и никаких налогов не платил. 

Что будет дальше? Дело, раз уж родственники не высказывают ни малейшего желания его прекращать, будет передано в суд. И произойдет это довольно быстро, после чего покойный будет признан виновным и освобожден от наказания в связи со смертью. После этого возникнут основания для возмещения ущерба, а его следствие оценивает в «не менее 800 миллионов рублей». Администрация города, как потерпевшая сторона, подаст иск на возмещение ущерба. 

Но в этой истории только с виду все просто. На самом деле есть нюансов. Ведь операции с незаконно выведенными землями продолжались все эти годы - один большой участок несколько раз разбивался на несколько помельче, часть его застраивалась - не малоэтажными домами, как мечтал Цапин, а вполне себе человейниками в 17-20 этажей. А еще не застроенную часть злополучного мега-участка пытаются обменять на другие муниципальные земли. 

Поэтому само дело против покойника, скорее всего, перерастет в новые дела с другим составом обвиняемых. Живых обвиняемых. Но суть одна - махинации с землей, которую Петр Иванович умело прибирал к рукам благодаря административным связям. Весьма вероятно, что в их числе окажется кто-то из ближайших родственников покойного. Но группа аферистов довольно многочисленна - Петр Иванович оставил после себя большое хозяйство, но, увы, со множеством подводных камней. 

Сейчас в арбитражах идут суды по искам мэрии к аффилированным с Семеновым и его наследниками юрлицам по признанию самостроем и сносу ряда коммерческих строений в переулке Детском (район спуска к Чернавскому мосту). В частности, муниципальные власти требуют снести гостиничный комплекс «Версаль» и ресторан «Эль Дорадо».

Но самое интересное, что пока одна часть мэрии судится за возврат незаконно изъятой земли, другая - и весьма многочисленная - пытается лоббировать интересы «Воронеж-дома». В том числе, в вопросах мены украденной (пока еще официально не доказано, надо поторапливаться) земли.

Список этих лоббистов впечатляет. Не желая нарываться на иски, мы приведем только должности - первый вице-мэр, двое руководителей из управления главного архитектора, руководитель из управления разрешительной документации. Они выдают разрешения на строительство на этапах, когда здания уже самовольно построены, переносят в интересах «Воронеж-дома» красные линии. Степень лоббизма и его законности или незаконности у всех разная. Наверняка кто-то оказывает услуги бескорыстно, может, и в память о самом Петре Ивановиче. Но, кажется, бескорыстны там далеко не все чиновники. Сотрудниками мэрии список не ограничивается. Есть еще бывший руководитель Земельной кадастровой палаты, без которого все эти махинации были бы просто невозможны. Кстати, пожилой чиновник, лишившись руководящей должности, продолжает трудиться на ниве землеустроительства на более скромных должностях. Продолжает, так сказать, применять накопленный опыт.

Разгадку такого числа симпатизантов «Воронеж-дома» из числа муниципальных чиновников можно найти, если просто знать адреса. Администрация Воронежа - ул. Плехановская, 10.

ЗАО «Воронеж-дом» - ул. Плехановская, 10а.

Всего одна буковка, а сколько стоит.