По итогам 2021 года Воронежская область произвела продукции сельского хозяйства на 335 млрд рублей и в общем рейтинге регионов переместилась с пятого места на четвертое. Позиции главных житниц страны Краснодарского края и Ростовской области кажутся незыблемыми, а вот побороться с белгородцами за место в общероссийской тройке воронежцам, кажется, под силу. Сейчас белгородцы впереди всего лишь на «жалкие» десять миллиардов. Спор между Воронежем и Белгородом о том, какой регион является наиболее экономически успешным в Центральном Черноземье, длится не одно десятилетие. 

Белгород Воронеж – тридцать лет не догонишь

Спор этот принципиальный. Воронеж – столица Черноземья, самый крупный и самый развитый город, признанный вузовский центр страны, но многие годы уступал Белгороду по всем экономическим показателям. А по некоторым позициям, например, по животноводству, уступал вдвое. Более четверти века, с 1993 по 2020 годы, на белгородщине длилась эпоха Савченко, которого принято считать отцом современного холдингового уклада в сельском хозяйстве России. У несменяемости власти была и обратная сторона медали – кумовство, коррумпированность, оффшоризация региональной экономики и даже сращивание экономики с организованной преступностью. Но результат в виде привесов и надоев Евгений Степанович давал всегда. За это ему многое прощалось.

В середине девяностых, после победы коммуниста Шабанова на губернаторских выборах, за Воронежем закрепилось сомнительное звание столицы красного пояса. Попытки вернуться в СССР, точнее, к колхозному укладу, затормозили регион в развитии на несколько лет. Коммуниста Шабанова в 2000 году сменил весьма далекий от сельского хозяйства генерал ФСБ Кулаков. Его эпоха длилась восемь лет. Но никакого развития разваливающегося сельского хозяйства не было. К сторонним инвесторам генерал относился так, как привык на старом месте службы, то есть как к шпионам. При этом землю на корню через аффилированные юрлица скупали иностранцы. Шведская аграрная группа Black Earth Farming сумела при Кулакове скупить аж 200 тысяч гектаров сельхозземель при средней цене по 150-200 евро за гектар. При этом шведы на подконтрольной территории потихоньку уничтожили все убыточное животноводство. Вырезали все на корню. 

Шведы были не единственной бедой воронежского агрокомплекса. Измена, и правду, оказалась гораздо ближе, чем Кулаков мог предполагать. При участии его первого заместителя Сергея Наумова был создан гигантский государственный холдинг «Воронежинвест», куда согнали сразу сорок бывших колхозов. На государственные средства и на кредиты под госгарантии много лет покупались американские бэушные трактора и комбайны. Маржа оседала в карманах организаторов, урожайность не увеличивалась, потери не сокращались. Воровали все – от гендиректора до агронома. Кто до чего дотянется. Проект лопнул с дырой в миллиард рублей. Который решили перевесить на бюджеты районов. Сам «Воронежинвест» обанкротили, колхозы «распустили» по домам. Губернатора заменили, а потом вместе с замом подвели под уголовное дело о злоупотреблениях за этот самый «Инвест». Мурыжили почти десять лет, но закрыли дело за истечением срока давности. 

Третьей бедой Кулакова был конфликт с председателем Центрально-Черноземного банка Сбербанка РФ Александром Соловьевым. Соловьев, принимавший непосредственное участие в первой победе Кулакова на выборах в 2000 году, рассчитывал стать теневым губернатором. Но после того, как получил отлуп, начал усиленно вкладывать деньги банка в соседнюю Белгородскую область. Сбережения воронежских обывателей крутились именно там. Вкладывал не без выгоды для себя, ибо Соловьев оказался совладельцем (через оффшоры) белгородских агрогигантов «АгроБелогорье» (свиноводство) и «Приосколье» (птицеводство, №1 в РФ). В итоге Белгородская область стала «мясной столицей России», а Соловьев – самым богатым человеком в Воронежской области. И теперь любит рассказывать журналистам, как он выгодно сначала купил, а потом продал и вложил акции родного Сбера. Не поверите, 10 миллиардов поднял с одной зарплаты! Слухи упорно говорят о том, что деловым партнеров по оффшорам у Соловьева был сам Савченко. Такой синергетический эффект сращивания власти и денег, который оказался сильнее любых силовиков. 

Царь Гордей 

Следующие восемь лет, с 2009 по 20017 годы, в Воронеже губернаторствовал бывший министр сельского хозяйства РФ Алексей Гордеев. Уж ему-то было бы грешно не устроить погоню за Савченко. Большой толчок в развитии получила сахарная отрасль. Близкий друг Гордеева, владелец «Продимекса» Игорь Худокормов окончательно закрепился в регионе – теперь восемь из девяти сахарных заводов принадлежит ему, большинство прошло успешную модернизацию. Область закрепилась на первом месте в России по производству сахара. Но упор Гордеевым был сделан не на сахар, а на животноводство. Возникло сразу четыре гигантских животноводческих (с долей переработки) холдинга.  В производстве молока уже существовавшие «Молвест» (ТМ «Вкуснотеево») и «Эконива» из среднестатистических по российским меркам предприятий вышли на межрегиональный уровень. «Молвест» купил шесть новых производственных площадок, а «Вкуснотеево» вошло в пятерку самых продаваемых в РФ молочных брендов. «Эконива» увеличила территорию присутствия до десяти регионов и стала самым крупным в Европе производителем сырого молока. Еще два предприятия при участии Гордеева были созданы с нуля: ООО «Заречное» (мясное скотоводство, №2 в РФ) и «АгроЭко» (свиноводство, № 5 в РФ). Вся большая воронежская четверка до сих пор являются вассалами Гордеева, который после воронежского губернаторства успел ненадолго вернуться в правительство на должность вице-премьера, а после смены кабинета был отправлен в Госдуму. Сегодня его кресло вице-спикера больше напоминает почетную пенсию. Гордеев Савченко так и не долнал, но приблизился существенно. При Гордееве Воронежская область прочно вошла в пятерку аграрных регионов РФ. 

Савченко ушел после Гордеева, но ушел еще хуже. Если Алексею Васильевичу дали возможность поучаствовать в назначении сменщика, которым стал мэр Воронежа и промышленник Александр Гусев, то на белгородщину прислали чужака -политтехнолога Вячеслава Гладкова. Прислали с целью зачистки заевшихся элит и расчистки авгиевых конюшен. И Гусев, и, тем более, Гладков от проблем сельского хозяйства были далеки. Но в случае, Гладкова экономика подчинилась политике, а приближенные Савченко, те, кого не успели посадить, стали распродавать активы. И первым был воронежский банкир Соловьев. Гусев же объявил своим лозунгом «новую индустриализацию» региона. Желание отстроиться от предшественника было очевидно. Но погромов, как у южных соседей, не было. 

В Воронеже преемственность в аграрной политике символизирует собой вице-премьер Виктор Логвинов. Выпускник местного агроуниверситета и выдвиженец Гордеева, Логвинов является самым близким чиновником к новому губернатору, который в его сельхоз-епархию практически не лезет. Именно при Логвинове по итогам 2019 года произошло историческое событие – аграрный комплекс по вкладу в региональный валовый продукт превзошел промышленность. Переход с пятого места на четвертое – это тоже во многом заслуга Виктора Ивановича. И это не предел мечтаний.  

Мясом внутрь

Как и при Гордееве, драйвером развития воронежского сельского хозяйства является животноводство, которое дало по итогам 2021 года прирост в 7,1% (в среднем по РФ +0,2%). Третий год подряд Воронежская область перешагивает «гроссмейстерский» рубеж по производству молока – один миллион тонн. Причем, 85% молока производится в крупных сельхозпредприятиях. То есть высшего качества. Кроме того, воронежские аграрии получили 616 тысяч тонн мяса и 765 миллионов штук яиц. Это результат системного подхода. Ведь за три последние, уже постгордеевские, года в регионе было создано 18 новых животноводческих предприятий с общим объемом инвестиций более 100 млрд рублей. 

Объемы растениеводства, несмотря на сложные погодные условия прошлого года, остаются на высоком уровне: зерновые – 4,3 млн тонн, кукуруза на зерно - 1 млн тонн, подсолнечник – 1,3 млн тонн, сахарная свекла - 4,3 млн тонн. Воронежская область является крупнейшим агродонором страны, полностью обеспечивая себя по всем видам продовольствия, кроме плодово-ягодной продукции. Но сады тоже скоро будут цвесть. Развитие промышленного садоводства и строительство мест для хранения продукции – один из новых аграрных приоритетов региона.

Переработка сельхозпродукции в области отличается диверсифицированной структурой, благодаря чему регион находится в лидерах страны сразу нескольким показателям. По итогам 2021 года Воронежская область стала первой в РФ по производству подсолнечного масла (760 тысяч тонн). Это за него сейчас бьются в европейских супермаркетах обыватели. Второе место в РФ по производству сахара (800 тысяч тонн), кондитерских изделий (362 тысячи тонн) и сливочного масла (20 тысяч тонн). Пятое место по производству сыров (43 тысячи тонн). По сырам подъем вверх должен продолжиться. В декабре 2021 года при участии иностранных инвесторов был введен в эксплуатацию очередной крупный сырзавод в Бобровском районе.

Вообще, кризис на Украине пока не отразился на планах иностранных инвесторов по работе в воронежском аграрном секторе. Самый знаменитый и крупный воронежский сельхоз-иностранец, совладелец и гендиректор «Эконивы» Штефан Дюрр давно обзавелся российским паспортом (вручал лично Путин), русской женой и многочисленным потомством, и иностранцем считается лишь очень условно. Правда, Дюрра весь прошлый год трясло от разборок с главным кредитором Россельхозбанком, но к концу года все проблемы удалось решить. Экспансивного развития больше не будет, все усилия будут направлены на увеличение внутренней финансовой устойчивости гигантского предприятия. Больше молока на один кредитный рубль – таков извечный лозунг знаменитого русского немца. А неизбежный в дальнейшей перспективе мировой рост цен на продовольствие должен со временем вынести молочника на вершину финансового успеха.

Но и другие иностранцы продолжают работать в штатном режиме. Практически все инвестпроекты в сфере переработки или сельхозмашиностроения находятся в завершающей стадии (начинались проекты еще при Гордееве), и уходить с рынка, значит закопать свой труд и инвестиции в землю. Единственный проект, который далек от завершения, но все равно находится в продвинутой стадии – это строительство завода сельхозмашин французского «Куна». Но и они от своих планов не отказываются. Благо, французское правительство на своих «российских» инвесторов не давит, а оставляет выбор за самими предприятиями.

Правда, хвастаться привлечением новых компаний пока не приходится. Все-таки основными партнерами воронежского сельского хозяйства были именно европейцы. Не шведские скупщики земель – тех и след давно простыл, еще в 2017 году, и с политикой это было никак не связано. Но инвестиционный климат в воронежском сельском хозяйстве и пищевой переработке прекрасный, так что деньги обязательно придут. Просто вместо евро появятся юани. Тем более, что Китай уже несколько лет является крупным потребителем воронежского мяса, молока и мороженного.

Мне бы снега

Главный резерв этого года для того, чтобы догнать и перегнать белгородцев, заключается в растениеводстве. То есть в конечном итоге, многое будет зависеть от погодных условий. Снег был хороший, виды на урожай лучше, чем в предыдущие два года. Среднегодовые значения по объемам растениеводческой продукции область точно выполнит. А больше – какую погоду бог даст. Под урожай 2022 года засеяно 818 тысяч га озимых. Все они в порядке. Прогнозный валовый сбор на 2022 год выглядит так: зерновые 5,3 млн тонн (зерновыми занято 53% посевных площадей), сахарная свекла – 5,2 млн тонн, подсолнечник -1,1 млн тонн. Таким  образом,по сравнению с прошлым годом ожидаются прибавки по миллиону тонн зерновых и свеклы. Скорее всего, за счет этих прибавок воронежцы и постараются обогнать южных соседей. В структуре площадей увеличатся посевы сахарной свеклы, картофеля и овощей.

К началу весенних посевных работ в Воронежской области все готово. Семена зерновых заготовлены на 112% от потребности, все проверены на соответствие ГОСТам. По подсолнечнику, свекле и кукурузе засыпка семян продолжается и не вызывает беспокойства – этот, пока еще импортный, товар пока еще есть на местном рынке в нужном объеме. А что будет через год – крестьянин так далеко никогда не загадывает.

Нам бы день простоять да ночь продержаться.

 

Александр Пирогов