На прошедшей неделе был завершен срок подачи предложений по концессии «Левобережных очистных сооружений». Единственным претендентом забрать в управление главный источник вони в Воронеже остался «Росводоканал-Воронеж», который уже является концессионером всего водоканализационного хозяйства города, включающего и правобережные очистные сооружения.

На совете городской думы с отчетом по ситуации с концессией «ЛОС» выступил первый заммэра Сергей Петрин. Теперь, если не произойдет чего-то экстраординарного, на ближайшей сессии депутаты согласуют параметры соглашения. И вонь с «ЛОСа», преследовавшая воронежцев почти тридцать лет, как по мановению волшебной палочки, исчезнет на ближайшие полвека, а, может быть, навсегда. За это жителям Левого берега и местным промышленным предприятиям придется раскошелиться в 2023 году на лишние 12% в тарифе на водоотведение, и еще на 15% в 2024 году. Дальше тариф не будет расти выше 5% в год.

Фото: ЛОС

За счет повышения тарифов и заемных средств концессионера в ближайшие два года будет построена новая КНС с реконструкцией напорных сетей (1 млрд), реконструкция и строительство отстойников (1,5 млрд). Три года уйдет на главный объект – новый цех механического обезвоживания (670 млн). После того, как цех будет введен в эксплуатацию, нам обещают, что о вони мы забудем. А вот реконструкция аэротенков и аэрационных систем (1-ая очередь) растянется до 2029 года и обойдется в 3 миллиарда рублей. Общий объем инвестиций со стороны концессионера составит 15,5 млрд рублей. Расходы мэрии – около 2 млрд, но их Петрин пообещал «свести к нулю», так как деньги будут получены из Фонда национального благосостояния в кредит под 3% годовых. Кредит также был одобрен на прошлой неделе. Этот кредит считается инфраструктурным и это итог договоренности между губернатором Гусевым и строительным вице-премьером Маратом Хуснулиным.

То, что «РВК-Воронеж», входящий в систему «Росводоканалов», работающих в семи крупных городах России (Краснодар, Тюмень, Оренбург, Омск, Барнаул, Тверь), давно не новость. Федеральный «Росводоканал» принадлежит «Альфа-групп». «РВК» взял «ЛОС» в оперативное управление еще в апреле, после выкупа мэрией имущественного комплекса «Левобережных очистных сооружений» у «неэффективых собственников» - бывших воронежских депутатов, «флоридца» Вадима Ишутина и «волгоградца» Александра Тюрина. Тогда же 90 сотрудников левобережной очистки перевели в штат «РВК». Кстати, согласно штатному расписанию ишутинского-тюринского ООО «ЛОС» (дальше в тексте мы будем называть его ЛОС №2 для различения с первоначальным ООО «ЛОС», которое было выделено из состава «Воронежсинтезкаучука» в 2006 году) работало 216 человек. То ли это были мертвые души, то ли «РВК» произвел двукратную оптимизацию. Во всяком случае, никакой информации о безработных шариковых в воронежской прессе не мелькало.

В марте 2022 года администрация Воронежа выкупила имущественный комплекс за 290 млн рублей. Считается, что схему выкупа ЛОС в собственность казны придумал Алексей Гордеев после того, как переговоры о прямой продаже между «РВК-Воронеж» и собственниками ЛОСа зашли в тупик. О схеме с выкупом за счет бюджета и дальнейшей концессии было объявлено летом 2021 года во время предвыборной кампании Гордеева. Можно сказать, что это было совместное заявление бывшего и действующего губернаторов. Один предложил, другой взял под козырек и выделил целевым назначением деньги из областного бюджета – в городской. Депутаты облдумы провели изменения в бюджет без лишних разговоров.

А теперь спустя год, уже в городской думе, разговоры возникли. Коммунисты Ашифин и Померанцев высказали отличное от большинства мнение, что неплохо бы ЛОС оставить на балансе города и управлять самостоятельно. Но это были пустые разговоры. Разговоры ради самопиара. Все принципиальные решения давно приняты. Петрин так прокомментировал «Воронежским новостям» позицию мэрии: «Концессия – наиболее эфеективный способ управления. Его главным преимуществом является полное сохранение созданного в ходе управления частным лицом имущества в собственности муниципалитета».

Любопытно, что и продавцы, и покупатели ЛОС не совсем чужие Гордееву люди. Близость экс-губернатора и «Альфа-групп» давно известна. С одним из руководителей «Альфы» Олегом Сысуевым Гордеев знаком еще с девяностых. Именно при Гордееве «Росводоканал» зашел в Воронеж в 2011 году в качестве концессионера всего водоканализационного хозяйства города с обязательством проинвестировать за три года 2 млрд рублей. Курировал работу по вхождению «РВК» на местный рынок Александр Гусев, бывший тогда первым вице-губернатором. Опыт «РВК-Воронеж» был признан успешным. В 2017 году о нем даже докладывалось Путину.

А вот история владения ЛОСом Ишутиным и Тюриным заслуживает отдельного повествования. Хотя начиналось все не с Ишутина, и даже не с Зенищева.

Кто еще кому должен

Проектировать Левобережные очистные сооружения начали еще в шестидесятых годах и ввели в эксплуатацию сразу после создания Воронежского водохранилища в 1972 году. Примерно тогда же появилась знаменитая речка-вонючка, пересекающая Новосибирскую в самом ее начале. Впрочем, возможно вонючка возникла намного раньше ЛОСа, ведь как-то производилась очистка стоков до существования ЛОСа. Когда пропала вонючка уже сложно вспомнить, но все девяностые она существовала. Скорее всего, путь стоков от СК, Шинного и «Рудгормаша» (а именно они плюс жилфонд были всегда основными пользователями ЛОС) убрали в трубу при какой-то модернизации. А за чей счет это делалось, теперь разобраться сложно.

В советские времена ЛОС стоял на балансе завода СК имени Кирова, вместе с ним и был приватизирован единым комплексом в 1994 году. Потом, уже в нулевые, долго спорили, была ли законной эта приватизация. Ведь ЛОС относился к инфраструктурным объектам. Как эксплуатирующая организация, СК стал выставлять счета всем потребителям услуг очистки. Как и кем формировались тарифы на очистку, разобраться тоже сложно. Но примерно с девяносто шестого года главный к тому моменту потребитель услуг ЛОС, городской бюджет, платить за очистку бросил. Правда, не совсем. Город и СК периодически проводили взаимозачеты по налогам, которые СК должен был платить в городской бюджет. Но, то ли налогов не хватало, то ли еще что. К 2004 году, моменту избрания мэром Воронежа оппозиционера, представителя «Справедливой России» и фэшн-модели Бориса Скрынникова (натурально, до начала политической карьеры рассекал по подиуму в белых штанах) городские власти были должны «Воронежсинтезкаучуку» (так стал называться СК после вхождения в группу «Сибур») 350 миллионов рублей. Все долги были отсужены и по ним выставлялись исполлисты. Счета мэрии периодически из-за этого блокировали. Причем, руководство завода норовило сделать это в самый неприятный момент. Например, в августе. Когда кассовый разрыв и при этом надо платить зарплату учителям. Но выставляли свои исполлисты химики не все сразу, а по частям. Таким образом, мэрия все время находилась на грани банкротства. Мэрия в ответ все время грозилась насчитать экологический ущерб самому «Синтезкаучуку» («непонятно, кто еще кому должен»), но дальше угроз дело так и не зашло.

Скрынников и его первый зам Кретинин вели непримиримую борьбу с «Синтезкаучуком». Мэр с линейкой и секундомером выезжал к главной трубе ЛОС и, закатав по колено белые штанины, лично измерял параметры струи, а потом вычислял объем стоков. По расчетам мэра, объем был процентов на 20% меньше того, который фигурировал в отчетах ЛОСа. Объяснения, что на входе в трубу стоят самые современные и сертифицированные приборы учета, Бориса Михайловича не устраивали. Любопытно, теперь спустя почти двадцать лет, сравнить замеры мэра. По отчетам «Воронежсинтезкаучука» ежедневный сброс стоков составлял 190 тысяч кубометров. По замерам мэра – 145 тысяч. Сегодня очистка составляет всего 60 тысяч кубов в сутки. Воды в «кране» заметно поубавилось.

Скрынников жаловался на ЛОС своему партийному начальнику Сергею Миронову, обещал отсудить ЛОС в казну, пытался построить рядом со старым ЛОСом новые очистные сооружения стоимостью 30 млн евро. Инвестор, зарегистрированная на Мальте краснодарская фирма «Эпсилон», обещала привлечь средства Всемирного банка развития, а от мэрии требовалось лишь оплатить 10%, но 3 млн евро Скрынников найти не смог и мега-проект умер, не родившись.

В апреле 2006 года «Сибур» вывел из состава «Воронежсинтезкаучука» имущественный комплекс очистных сооружений в отдельное юридическое лицо - ООО «ЛОС». «ЛОС»-первый. Была ли сразу запланирована продажа вонючего во всех смыслах и непрофильного актива? Скорее всего. Через два года после создания «ЛОС» первого управлять предприятием стало ЗАО «СУ-515». Но права собственности на имущественный комплекс «Сибур» продал только в апреле 2009 года. К этому времени Скрынникова в кресле мэра сменил Колиух, а генерал-губернатора Кулакова – Гордеев.

Покупатель, ООО «Актив», будет состоять из почти только номиналов, которые в дальнейшем будут то уменьшать, то увеличивать свою долю. Ликвидируется «Актив» в 2015 году. К этому моменту «ЛОС»-первый умудрился попасть под процедуру банкротства, а его имущественный комплекс, каким-то образом из-под банкротства выведенный, долго и безуспешно предлагался в аренду неким ООО «Фортуна» за 118 миллионов в год. Кажется, для отвода глаз.

Первоначальными владельцами, выкупившими у «Сибура» «ЛОС»-первый, молва считала депутатов-родноворонежцев Леонида Зенищева и его «нареченного сына» Александра Тюрина. Причем, Зенищева все считали старшим партнером, а Тюрина младшим. А вот кто и как продавал, и как реально распределились доли, знают только участники бизнес-процессов. Упомянутые двое и, возможно, тогдашний директор «Синтезкаучука», в дальнейшем мэр и губернатор Александр Гусев. Сам Гусев, кажется, по поводу давней продажи «ЛОСа» никогда не высказывался. Бытует мнение, что решение о продаже ЛОСа принималось в Москве, а Гусев лишь возил представителя покупателя очистного комплекса на смотрины в Москву. Во всяком случае, Гусев и Зенищев познакомились именно в процессе выкупа ЛОСа.

Тюрин утверждает (соврет – недорого возьмет), что сумма сделки составила шесть миллионов долларов. Документально проверить это невозможно. Молчит не только Гусев, молчит и Зенищев. Что еще интересно: СМИ все время писали, что «старый» ЛОС «Сибур» продал потому, что построил новый небольшой комплекс очистных сооружений, удовлетворяющий потребности одного «Синтезкаучука». Где сейчас находится система очистки каучукового завода, мы не интересовались. Никакого отдельного «цеха» очистки для СК на ЛОСе нет. Может, где-то на самом заводе. Не принципиально. По словам гендиректора «Сибура» в течение 2008-2009 годов, было реконструировано три и построено двенадцать новых объектов очистки стоков на общую сумму 800 млн рублей. Суточная мощность – 12 тысяч кубов с возможностью удвоения объемов перерабатываемых стоков.

Очень интересен состав этого СУ-515, который управлял ЛОСом с августа 2008 по май 2009 года, еще не оформляя на него прав собственности. По 33% этого юрлица принадлежит Тюрину и его партнеру (почти альтер-эго) Алексею Гребенникову и некоему Александру Коноплину. Еще 1% юристу Юрию Барышникову. Пока Зенищев молчит, Тюрин утверждает, что доля Лёни составляла всего 25%, и то – понятийно, то есть не была оформлена никак. За владение долей Зенищев, тогда хозяин почти всех городских депутатов и лучший друг мэра, по словам Тюрина, должен был обеспечить что-то за счет административного ресурса. То ли нужный тариф, то ли возврат каких-то бюджетных долгов. Но пришел Гордеев, и Лёне понятийные обязательства выполнить не удалось. «Тюрик» быстро упал под новую звезду коммунального бизнеса - Вадима Ишутина, являющегося родственником по женам Андрея Маркова, тогда первого замрукаппарата у Гордеева, а ныне депутата Госдумы. Прежде чем упасть под «Ишака» «Тюрик» выделил из комплекса ЛОС огромный земельный участок под завод переработки макулатуры «Эколайнер», взяв в Сбере полумиллиардный кредит. Параллельно Ишутин успешно выжимал Зенищева изо всех других видов коммунального бизнеса. А силовики кошмарили уголовными делами всех, кто хоть как-то связан с «Родным Воронежем». В июне 2012 года Гордеев выкинул Зенищева с должности зампреда городской думы и вообще из политики. А месяц спустя Тюрина закрыли в СИЗО за неуплату НДС. Он отсидел год на централе, признал вину, вышел под залог в миллион рублей, возместил 12 млн ущерба, переквалифицировали с тяжкой статьи - особо крупного мошенничества (два эпизода) на среднюю – причинение имущественного вреда без признаков хищения. Дело закрыли за деятельным раскаянием летом 2014 года. «Вполне логично», - прокомментировали эту веселую историю в воронежском СУСКе. Формально не получивший судимости Тюрин в 2015 году переизбрался в гордуму при поддержке Андрея Маркова, в тот момент возглавлявшего УРП и отвечавшего за подбор кандидатов в депутаты.

Про выборы Тюрина ходит такая байка. В ночь перед выборами, под самое утро, полиция накрыла тюринских скупщиц с «чемоданом денег». Прикол в том, что при чемодане находился уже к тому времени осужденный за поездку в Париж за казенные деньги спикер гордумы Шипулин, помогавший Тюрину избраться на «своем» округе. Спикер случайно вышел покурить на крыльцо, заметил подозрительные тени и сумел сбежать прямо перед облавой. Чемодан бесследно исчез, но, видимо, был не последний. Тюрин все равно победил. Сразу после избрания «Тюрик» объявил себя банкротом, во время процедуры банкротства везде появлялся с охранником. Обанкротившись, уехал в Волгоград, где на пару с «Ишаком» они, то ли купили, то ли построили металлургическое производство, и уже оттуда Тюрин присматривал за ЛОСом, наведываясь в Воронеж только пару раз в месяц. За время второго депутатства у официального банкрота Тюрина официальный же доход вырос с 700 тысяч до 30 миллионов рублей. Кстати, за свою долю в «Эколайнере» после долгой и громкой войны, где на стороне Тюрина играл и Ишутин, Тюрин получил «понятийного» отступного от Зенищева в размере 170 млн рублей. Всего в завод был вложен 1 миллиард рублей. Сделку закрепляли прямо в кабинете главного федерального инспектора Солодова, ныне новоиспеченного вице-спикера облдумы. В октябре 2017 года арбитражный суд утвердил странное мировое соглашение, по которому банкрот Тюрин уступал за долги свою оставшуюся долю в «Эколайнере» (16%) сыну Зенищева, а остальные кредиторы (ишутинцы) должны были подождать 37 месяцев. А затем, вероятно, простить Тюрину его «долги».

Фото: Михаил Кирьянов (РИА "Воронеж")

Кстати, ЛОС был активно задействован в борьбе за «Эколайнер». В 2016 году перестали принимать стоки «Эколайнера», требуя их «предварительной» очистки. Якобы они настолько токсичны, что принимать их нельзя «по закону». Куда сливал свои стоки «Эколайнер» те полгода, что шло разбирательство, уму непостижимо. Зенищев говорил, что «Эколайнер» вывозит отходы иловозками. Тюрин - что сливают на территорию ЛОС брандспойтами. Любопытно, что воронежский арбитраж встал на сторону ЛОС.

Перекачка вони в деньги

Итак, ЛОС обрел хозяина. Точнее сразу двух. Если не заглядывать на темную сторону, Вадим Ишутин и Александр Тюрин, возможно, являются самыми яркими бизнесменами в коммунальной и околокоммунальной сфере Воронежа последних полутора десятилетий. Увы, этот талант всегда был в определенной мере криминальным. Виртуозное возмещение НДС и затем возмещение ущерба от этого возмещения – это Тюрин. Описанию талантов Ишутина посвящен наш цикл статей «Ишак и Падишах». Криминальных историй там предостаточно. С той разницей, что под замес всегда попадал не сам Ишутин, примерно с 2015 года проживающий в США, а его младшие компаньоны или просто наемные работники. Например, многолетний гендиректор «ЛОС» Игорь Житарюк, дело которого по обвинению в особо крупном мошенничестве сейчас рассматривается в суде.

Сказать по правде, до Ишутина-Тюрина с ЛОСа не особо-то и воняло. Нет, конечно, воняло, но в пределах близлежащих кварталов. Но такая вонь была испокон веку. Иногда в доишутинскую эпоху вонь распространялась довольно далеко. Но это было редко. Тут должно было совпасть много факторов – теплая погода, роза ветров плюс какая-то поломка или несанкционированный сброс неочищенных стоков.

При Ишутине стало вонять постоянно. Ну, за исключением зимы. Причина очевидна как второй закон термодинамики: бардак приходит незаметно, порядок надо наводить. Новые владельцы ЛОС не были профильными специалистами, не был спецом и нанятый ими управленец Житарюк, хотя за десятилетие, что он рулил городской вонью, наблатыкаться в канализационной теме было не сложно. Никаких инвестиций в модернизацию системы очистки в первые лет восемь просто не было. Деньги заходили и выводились. Возможно, с кем-то приходилось делиться. Поэтому до поры до времени не трогали.

Фото: Олег Харсеев ("Коммерсантъ")

Впервые на нестрепимую вонь Гордеев обратил внимание где-то в 2016 году. Видно, так распространилось, что дошло до пятого этажа площади Ленина. После этого окрика «Тюрик» и «Ишак» купили некую немецкую передвижную машину для механической очистки стоков за 200 млн рублей. Понятно, что приподнялись и на самой покупке – наценку никто не отменял. После чего объявили, что нужно еще пять таких машин, а для этого поднять тариф.

К этому времени многопрофильный бизнесмен Ишутин уже впал в легкую немилость у Гордеева. Это было связано с выводом денег за рубеж из управляющих компаний. Еще одним видом бизнеса, из которого Ишутин вытеснил Зенищева не без участия Тюрина. В 2015 году «Ишака» убрали из облдумы, но еще раньше к нему приставили смотрящего – Владимира Логинова, одного из самых близких Гордееву людей. Директора областного «Агентства инноваций и развития», экс-замминистра сельского хозяйства, но и крупнейшего бизнесмена – торговца сахаром и алкоголем в 90-е. У такого – не забалуешь. Информации, что Логинов как-то вмешивался в судьбу ЛОСа, у нас нет. Но что держал объект под контролем, во всяком случае – финансовую составляющую, и докладывал Гордееву, это вне сомнений.

После отъезда Алексей Васильевича в Москву в конце 2017 года, ЛОС стал распространять гораздо больше запаха. То ли страх потеряли владельцы очистки и стали еще больше экономить, то ли журналисты с блогерами стали смелее. Ишутин с Тюриным наверняка понимали, что десятилетняя история халаявы – перекачивания вони в твердую валюту постепенно заканчивается. Правда, уже после отъезда Гордеева закупили какую-то новомодную пушку, которая способна распылять тысячу литров специального дезодоранта над иловыми картами и якобы поглощать вонь. Но опять не преуспели. Пушка так и не заработала. Может, на дезодоранте экономили, может, просто не смогли наладить элементарный производственный процесс. Кстати, судя по всему, пушка могла дать как-то сиюминутный эффект. Этой весной-летом новые управляющие ЛОСом активно эту пушку использовали, и особых проблем с запахом в этом сезоне не было. Может, как в советском анекдоте, чтобы сигареты покупали лучше, туда надо добавлять табак.

Убытки – с запахом

Пока в 2015-2020 годах Александр Гусев был мэром, в тему ЛОС он, кажется, не погружался. А вот после избрания губернатором осенью 2018 года, судьба ЛОС стала его перманентной головной болью. Возможно, это была попытка обретения собственной политической субъектности. Возможно, просто усиление вони пришлось именно на этот период. К тому времени вонь от ЛОСа стала городской притчей во языцех. Арт-стрит рисовальщики «переименовали» Воронеж в «Вонеж». Губернатор провел несколько совещаний на территории очистных сооружений. Сначала поставил задачу избавиться от вони двум руководителям департаментов – ЖКХ (Смирновой) и экологии (Карякин), через несколько месяцев обоих публично уволил. Вонь никуда не пропала. Вообще весенне-летние сезоны в 2018-2020 годах были наиболее вонючими. При жаркой погоде и соответствующей розе ветров вонь распространялась и на Правый берег, например, до Березовой рощи, или в Советский район – хотя там уже непонятно от какой очистки больше воняло, от левобережной или от правобережной.

Сама система владения ЛОСом к 2019 году была сильно запутана и запутана намеренно. Часть объектов, связанных в единую производственную цепочку, была загадочным образом распродана посторонним юридическим лицам. Это как если бы вы собрались купить автомобиль, но в последний момент внезапно узнали, что руль принадлежит одному владельцу, двигатель второму, а кузов третьему. Желание купить резко бы пропало, на это и был расчет. Ведь чем дольше объект находился в управлении, тем больше он приносил денег. Деньги же, повторюсь, выводились, не задумываясь о завтрашнем дне.

Банкротство «ЛОСа»-первого началось еще в 2016 году и явно носило искусственный характер. Задача – постепенно вывести из-под возможных юридических последствий имущество. Сделать так, чтобы деньги за очистку падали на фирмы-пустышки, а до самих владельцев объектов было невозможно добраться никакими исками и штрафами. И это очень долго удавалось. Банкротство «ЛОСа»-первого растянулось на пять лет. И завершилось окончательно ликвидацией юрлица только этим летом. Пострадавших не обнаружено.

Фото: "Вести Воронеж"

В начале 2019 года, уже на фоне начавшегося выдавливания Ишутина из воронежского бизнеса (можно предположить, что по отмашке Гордеева… но только предположить), началось банкротство «ЛОСа»-второго. И здесь уже были пострадавшие.

Тут любопытно было бы вернуться на десять лет раньше и посмотреть на список первоначальных владельцев «ЛОСа»-первого при покупке его у «Синтезкаучука». Тогда был образовано уже упоминавшееся ООО «Актив» (позже переименованное в ТК «Альфа»). В апреле 2019 года суд в рамках банкротства «ЛОС»№2 арестовал в качестве обеспечительных мер имущество его конечных бенефициаров Евгения Макринова, Константина Никифорова и Тимура Бакирова. Кроме того, под арест попало имущество гендиректора Игоря Житарюка (это была не самая страшная его проблема) и ООО «Синтез инвест». Последнее было инициатором банкротства «ЛОСа»-первого и владельцем семи земельных участков в Воронеже. Все физлица оказались довольно состоятельными персонажами. Сумма арестованного имущества составила 360 млн рублей. Из троицы бенефициаров известен в мире бизнеса только Тимур Бакиров. По слухам, на него доля (25%) была оформлена в обмен на некие инвестиции. Это произошло в 2012 году. А вот кто такие Макринов и Никифоров - неясно. Скорее всего, новые доверенные лица Ишутина и Тюрина. Никакой информации о снятии ареста до сегодняшнего момента не последовало. И это важно – ведь именно «ЛОС»№2 стал объектом многочисленных, многомиллионных и даже миллиардных штрафов, которые посыпались на его голову со стороны Центрально-Черноземного Росприроднадзора, который возглавил к этому времени уже знакомый нам Алексей Карякин, уволенный, и не очень справедливо, за эту самую вонь с «ЛОСа». Настал час мщенья. Но можно взглянуть и под другим углом: Гордеев отправил в бой самую тяжелую артиллерию.

Не будем описывать все штрафы, которые выписал «ЛОСу» №2 Алексей Карякин. Достаточно двух: в 2021 году штраф составил 775 млн рублей. Он до сих пор, разумеется, не заплачен, процесс идет в суде. Летом 2022 года Карякин наложил еще один, совсем уж безумный штраф – 5,9 млрд рублей. Оба штрафа за загрязнение водохранилища. Как они начислялись и вычислялись не совсем понятно. Еще более непонятно, как они будут уплачены. Скорее всего, никак. Ведь этот самый банкротящийся «ЛОС» №2 уже перерегистрирован в Иркутскую область и там находится в стадии ликвидации. Для понимания – ежегодный оборот «ЛОС» №2 составлял 250 млн рублей, предприятие постоянно показывало убытки. Убытки – с запахом.

И тут возникает самый интересный вопрос? А кому, собственно, мэрия платила 290 млн рублей за имущество очистных сооружений? По всем раскладам, «ЛОСу» №2. В этом случае, деньги опять увели у государства прямо из-под носа. Только вот, как? Есть один человек, про которого мы все еще ничего не написали. Игорь Житарюк, командовавший «ЛОСом» и де-факто, и (вторым) де-юре.

Дай миллиард, ну дай миллиард

Игорь Житарюк появился на «ЛОСе» еще весной 2009 года и успел покомандовать обоими юрлицами ООО «ЛОС» - первым и вторым. А заодно тем самым СУ-515, которое заходило на ЛОС раньше всех. Имидж у солидного дядечки был производственный, и со временем всем стало казаться, что он – такой важный спец по очистке, благодаря которому тут еще что-то работает. Но до 2009 года, согласно базам данных, Житарюк был руководителем многочисленных гаражно-строительных кооперативов. Наверняка эти должности были связаны не столько со сборами взносов с автолюбителей, сколько с переоформлением земли под этими кооперативами в нужные руки. Ведь настоящий кооператив от временной стоянки, на которой потом будет построено что-нибудь семнадцатиэтажное, по документам отличить сложно. Житарюк командовал одновременно четырьмя кооперативами.

И тут интересно вот что. В окружении Зенищева нам рассказали такой момент: «Леонид Владимирович считал Житарюка своим человеком, а он оказался тюринским». Была ли это история предательства, или что-то прозаичнее. Но спустя десятилетие Житарюку прилетел бумеранг. Бумернажище.

Когда начался необратимый процесс выкупа рассованного по разным «карманам» имущественного комплекса ЛОСа, это конец 2020 года примерно, Тюрин (или какой-то доверенный от него юрист) зарядил цену – ОДИН МИЛЛИАРД рублей. Хотя активы были оценены независимыми оценщиками в районе трехсот миллионов. Эту сумму спустя два года перипетий и переговоров в конечном итоге и выложит мэрия. Саня вообще парень был безбашенный. К тому же, свое отсидел. А Ишутин к этому времени носа из Флориды не высовывал совсем. С ЛОСом его проблемы напрямую не были связаны.

На Житарюка спустили силовиков. Не беремся судить, насколько обоснованными были обвинения (суть: брал как за очистку с нескольких юрлиц, но сливал напрямую в канализацию). В конечном итоге, Житарюк все обвинения признал в полном объеме. Ущерб возместил. Вероятность, что он получит реальный срок, кажется не очень высокой. Но все, как часто бывает в таких случаях, зависит не только от признания вины, сколько от дачи новых интересующих товарищей оперативников ценных показаний. Будет ли воронежский начальник очистки молчать как Зоя Космодемьянская? Неизвестно. Случаи бывают разные.

После посадки Житарюка в СИЗО безбашенность Тюрина как-то сразу как рукой сняло, и ценник на ЛОС упал сразу на семьсот миллионов. Вот тогда-то и подошел Гордеев и предложил свою схему с передачей ЛОС в концессию.

Неважно, в каком кармане лежит ключ.

Александр Пирогов