Бумеранг для маленькой Веры. Повести Белкиной

Бумеранг для маленькой Веры. Повести Белкиной

icon 13/05/2024
icon 11:48
Главная новость
Бумеранг для маленькой Веры. Повести Белкиной

Автор: Андрей Архипов, Воронежские новости, источник фото.

Андрей Архипов, Воронежские новости

Человеческие отношения — как бумеранг: что запустишь вдаль, то и вернётся. 6 мая судья Ленинского районного суда с 24-летним стажем Александр Курьянов вынес условный приговор - 2 года 6 месяцев с испытательным сроком 3 года и штрафом 80 тысяч - действующему адвокату адвокатской консультации Центрального района Юлии Белкиной за покушение на мошенничество в крупном размере - 500 тысяч рублей, которые Белкина получила от московского предпринимателя Паруира Казаряна для того, чтобы возбудить в отделе полиции №6 (Центральный район) уголовное дело на неких не называемых граждан по статье 163 УК («Вымогательство»). Прокуратура, учитывая наличие у замужней Юлии Белкиной двух несовершеннолетних детей (один - моложе 10 лет), просила о весьма скромном, но реальном наказании адвокатессы в виде трех лет принудительных работ. Хотя максимальный срок наказания по данному составу преступления составляет шесть лет лишения свободы. А использование для мошенничества адвокатского статуса могло бы расцениваться судом как отягчающее обстоятельство.

Я не то, что бы считаю себя гуманистом, но точно против того, чтобы сажать женщин, тем более, матерей, в тюрьму на реальный срок. Принудительные работы - это, конечно, не совсем тюрьма, но это изоляция от общества, когда осужденный ездит на работу, а каждый вечер возвращается в общежитие исправительного центра, где запрещены алкоголь, наркотики и азартные игры. Единственная неприятность - в центре могут обыскать, а личные вещи досмотреть, как в колонии. Отбыв без взысканий треть наказания, осужденный может перебраться на свободу и проживать с семьей в арендованном или собственном жилье и только приходить отмечаться в исправительный центр раз в неделю.

Согласно фабуле того дела, которое собиралась «купить» Юлия Белкина, потенциальные обвиняемые могли получить срок от 7 до 15 лет строгого режима. Морализировать не буду, но про бумеранг еще раз вспомню. Юлю хлопнули с поличным и посадить незнакомых ей людей за мзду малую ей не удалось.

И тут первая загадка. На самом деле никто Юлю не хлопнул, а она чиста перед законом (почти, ну и формально, пока самый гуманный приговор Курьянова не вступил в законную силу). Произошло нечто странное: о получении денег с армянского бизнесмена договаривалась Юлия, а пришел получать баблишко в кафе «Чапаев» при гостинице на одноименной улице ее законный супруг Иларион (с одним «л» - по-старославянски, а не опечатка), тоже адвокат. Там его и повязали. Произошло это 23 марта 2023 года. В общем, со стороны кажется, что это работал семейный подряд: отец, слышишь, рубит, а я отвожу. Группой лиц, в общем.

Но хлопнули одного, а судят другую. Уже одно это должно было бы заставить судью Курьянова задуматься, а что же произошло на самом деле. Следствие почти сразу определило Илариону Белкину статус свидетеля, так как он «ничего не знал». Просто пришел пакетик забрать. Тут стоит напомнить какие приговоры получают курьеры телефонных мошенников, которых действительно почти всегда используют втемную. Удивительное «незнание», так как в «Чапаеве» Казарян сразу же связался по телефону с самой Юлией Белкиной, которая пояснила Казаряну, что муж «способен ее во всем заменить, в курсе всей ситуации». А потом их хлопнули.

«Кому-то одному сидеть все-таки придется», - кому решалось в промежуток между 23 марта и 4 апреля, когда было предъявлено обвинение Юлии, а Иларион, взятый с поличным, соскочил. Юлия сразу же во всем созналась и получила подписку о невыезде. Потом ближе к суду, от признательных показаний она отказалась, и уже в суде, когда, видимо, запахло жареным, снова подумала и опять созналась. Интересно, что на стадии следствия Юлию Белкину защищала ее свекровь Вера Белкина. Сначала хотела все держать под полным контролем, в первую очередь саму невестку, чтобы не сболтнула лишнего, а для этого нельзя ни на кого положиться, надо видеть все своими глазами. А потом, когда дело упало в суд - контроль уже не нужен, можно снова уйти в тень, стать незаметной.

Юристы прекрасно знают, что то, что написано в материалах уголовного дела, и то, что произошло на самом деле, всегда отличается. Чаще всего это просто упрощение фабулы обвинения, не влияющее на суть, но иногда белое могут представить черным, и еще привести в доказательство четыре экспертизы. Или - было двое преступников, а потом один исчезает. Это, кстати, совершенно распространенный сюжет для следствия. Даже есть присказка: лучше иметь хорошего свидетеля, чем плохого обвиняемого. В нашем случае плохого обвиняемого «потеряли», а «хорошего свидетеля» не получили. То есть упростили не для того, чтобы сделать доказательную базу железобетонной (что может быть железобетоннее взятия с поличным?), а в чьих-то интересах.

Но чтобы получить такой результат, а это можно сделать только на самой ранней стадии следствия, пока еще не все показания получены, надо иметь очень серьезные связи. Желательно не в какой-то одной структуре, а сразу во всех, которые имеют право решать судьбы людей - следствие, прокуратура, суд.

Когда в апреле 2023 года Юлии Белкиной предъявили обвинение, сразу несколько редакций устроило однотипный клик-бейт в заголовках, что-то вроде «Задержали адвоката Белкину», опуская имя. Потому что никто не знает адвоката Юлию Белкину, но все знают адвоката Веру Белкину, маму адвокатов Илариона и Егора, сверковь Юлии. Дело было 4 апреля и заголовки сочли запоздалой и неудачной первоапрельской шуткой: «Ну, ты даешь. Кто ж ее посадит, она же - Белкина!»

Зададимся житейским вопросом: что же побудило опытнейшего судью проявить гуманизм 80 уровня - забота о детках Юлии Владимировны или давнее профессиональное знакомство и с подсудимой, и с ее мужем, и, главное, со свекровью?

И, конечно, все запасаются попкорном в ожидании того, как поведет себя облпрокурутура. Проглотит ли «условную» оплеуху или будет обжаловать приговор? Или связи Белкиной (не надо говорить какой?!) в облпрокуратуре окажутся сильнее?

С не очень давних пор материалы рассмотрения уголовных дел у нас публикуются в электронном виде в открытом доступе. И совсем несложно найти, если знаешь, что искать. Пересечения между Белкиными и Курьяновым удалось найти по трем свежим делам.

В 2016 году гуманный судья Курьянов рассматривал дело 1-281/2016 и приговорил наркоторговца, которого защищала Юлия Белкина, к трем годам лишения свободы. Важный нюанс - подзащитный Юлии Белкиной шел по четвертой части «народной» статьи 228 - группой лиц по предварительному сговору. А по ней меньше пятерки вообще не дают. Ну, немного повезло парню. Бывает.

Вообще, о том, как и почем «продвинутые» воронежские адвокаты защищали в те годы наркоторговцев, можно прочитать в расследовании «Воронежских новостей» «Маша и прокурор. Последний листок «Зеленого блокнота»  Это тот самый «зеленый блокнот», где засветился, если верить СМИ, и сам Курьянов. А главный фигурант той истории экс-начальник отдела облпрокуратуры и сын судьи облсуда Андрей Авдеев, мотающий теперь семь лет строгого за взятку, - хороший друг Веры Николаевны.

В 2019 году по делу 1-32/2019 судьей Курьяновым было прекращено уголовное преследование некоего Александра Кашеварова, обвиняемого по части 3 чт. 159 УК («Мошенничество в крупном размере в составе группы лиц по предварительному сговору»). Воровали через «Авито», собирали деньги за несуществующий товар. Кашеварова защищала сама Вера Белкина. Повезло парню. Подельники его уехали на реальные сроки. А он отделался даже без судимости - «за примирением сторон».

Примерно по такой же схеме в 2021 году судья Курьянов освободил от уголовной ответственности гендиректора риэлторской фирмы «Регионстройинвест» Ольгу Сажневу, которая «помогала» клиентам получать положительное решение по ипотеке в банках за 50 тысяч рублей. Спалили на одном эпизоде, прекратили дело судебным штрафом, то есть без судимости. Опять повезло. Защищал везунью Иларион Белкин.

Таким образом, судья Курьянов, как минимум, по одному разу пересекался в процессах со всеми адвокатами Белкиными. Не совсем со всеми. Есть еще младшенький сынок - Егор, он тоже имеет корочку адвоката, но почему-то на жизнь предпочитает зарабатывать перегоном премиальных тачек. Как в поговорке, двое умных, а третий - футболист. И не надо смеяться над юридическим горем «иконы воронежской адвокатуры», как некоторые называют Веру Николаевну. Хорошие тачки нужным людям по правильной цене - это не только бизнес, которым лицам с адвокатским статусом вообще-то заниматься запрещается, но и связи. И новые завести несложно, ведь Белкины - адвокаты не для бедных. Но и старые укрепить.

Курьянов трижды был предельно гуманен с подзащитыми Белкиных. И клиенты были целы, и остальные сыты. И, главное, никто ничего не оспаривал. Ну, может, характер у судьи - добрый он как, как кот Леопольд.

Вот только журналисты хорошо помнят приговор, вынесенный Курьяновым в 2018 году поэту, руководителю культурного центра «Сварог» и охранного агентства «Бумеранг», бывшему милиционеру Александру Гончарову, четырьмя выстрелами застрелившему своего компаньона детектива Виктора Кусова, в момент когда тот, угрожая, держал в руках гранату с выдернутой чекой. Эта очень громкая история закончилась трагически.  Вместо того, чтобы изучать главный вопрос - был ли нарушен предел самообороны, Курьянов приговорил Гончарова за умышленное убийство и отправил на 11 лет в ментовскую зону, где тот вскоре погиб. На гранате без чеки были потожировые следы убитого Кусова (мертвые не потеют, подложить гранату в руки мертвецу было нереально), потожировых следов Гончарова на гранате не было. Гуманизм - штука избирательная.

Жизнь и смерть таких ярких персонажей как Кусов и Гончаров - это тоже про бумеранг. Ведь сначала Гончаров втихаря вывел своего старого компаньона из охранного бизнеса, а потом пошли эти кровавые разборки. А про Кусова вообще бродское: столько раз могли убить, а умер старцем. С той разницей, что старцем - все равно убили.

Чтобы закончить с самым гуманным судьей Курьяновым, скажу, что по заслуживающим уважения сведениям, полученным автором этих строк, судья Курьянов и Вера Белкина находятся в многолетних дружеских отношениях. На чем основывается эта дружба и чем поддерживается, домыслы строить не будем. Судья - лицо, защищенное особым процессуальным статусом. Про него лишнее слово написать себе дороже. Интересно, что в советские времена Вера Николаевна более семи лет трудилась секретарем в Ленинском райсуде. Связи начинали нарабатываться еще при Брежневе с Андроповым. Также отметим, что лучшей подружкой по жизни и коллегой по адвокатскому кабинету Веры Белкиной является Наталья Горшенева, жена многолетнего судьи того же Ленинского суда Алексея Горшенева, сына экс-облпрокурора. Все соцсети Белкиной и Горшеневой пестрят совместными селфи и поездками. Вера Николаевна любит попутешествовать. На фотографиях высокой красавице Горшеневой все время приходится приседать, чтобы хоть как-то уравняться в росте с маленькой Верой. И это постоянный повод для шуточек. В общем, узок круг этих «элитных» юристов.

Фото из запрещенной социальной сети

Жена самого Курьянова - Ольга Вячеславовна работает адвокатом в конторе «Баев и партнеры». Интересно, возникает ли конфликт интересов, когда Курьянов судит клиентов этой конторы? Дело-то житейское - контора у Максима Баева очень большая, а Ленинский райсуд - очень центровой, тут почти все ведомства расположены. А еще: уведомляет ли Курьянов в таком случае участников процесса о наличии у него родственных связей в «Баеве и партнеры»? Ведь, кажется, это основание для отвода. И, кажется, это могло бы заинтересовать местную квалифколлегию судей. Хотя бы для изучения вопроса. В том числе и такого - а как вообще попало дело Юлии Белкиной к судье Курьянову?

Раньше дела между судьями распределялись председателями судов и это был главный рычаг теневого управления судебной системой, если не считать самого назначения судей. С 2019 года распределение уголовных дел производится через «Модуль распределения дел» ГАС «Правосудие», и рычаг перестал действовать. Но сведения о поступивших делах вводят в систему люди, люди же научились делать это так, чтобы на выходе получить нужного судью (не верите - вспомните, как со скандалом распределялось и перераспределялось дело взяточника-вице-мэра Антиликаторова), а вместе с ним нужный приговор. Для того чтобы автоматическое распределение стало ручным, нужно очень хорошо знать принципы работы канцелярии суда и иметь возможность влиять на работу канцелярии. Например, из уголовной канцелярии областного суда. Но это будет другая, очень интересная и очень длинная повесть.

Александр Пирогов