Воронежский проект «Сокровенный человек»: как искусство помогает детям с ментальными расстройствами

icon 03/12/2022
icon 17:05
Важная новость
Воронежский проект «Сокровенный человек»: как искусство помогает детям с ментальными расстройствами

© Фото - "Воронежские новости", Константин Лопухов

Фото - "Воронежские новости", Константин Лопухов

В Международный день инвалида «Воронежские новости» предлагают узнать о проекте «Сокровенный человек», в рамках которого люди с ментальными расстройствами в Воронеже могут реализовать свой творческий потенциал.

Многие не верят, что это возможно, но теперь это просто факт: занятия творчеством с особенными людьми могут быть очень продуктивны. Об этом говорит мировая практика. В России несколько городов активно занимаются развитием этого направления. Воронеж включается в активную работу благодаря инициативе ВРООИ "Искра Надежды".

Об идее проекта, сложностях работы с особенными людьми, их возможностях и самостоятельности, а также о происшествии в Бутурлиновском доме-интернате (где накануне представители организации побывали) - в большом материале о больших возможностях. 

Наталья Кузнецова, куратор проектов «Сокровенный человек», «SP. Мануфактура» в «Искре Надежды»:

- У нас была идея «Сокровенного человека» уже давно. Мы его создали какое-то время назад и стали пробовать себя в конкурсах департамента культуры, Фонда культурных инициатив, но, увы, успехом эти попытки не увенчались. Все дело было в низких баллах по категории «реализуемость»: никто не верит, что люди с ментальными расстройствами имеют какой-то художественный потенциал. При этом существует огромное количество конкретных примеров в нашей стране, из которых видно, что ребята в творческой среде проявляют себя хорошо. Например, Питер, Москва и Краснодар. Там проекты реализуют достаточно успешно.

Как отметила Наталья, именно по опыту городов-предшественников и работают в Воронеже:

- Ближе нам, конечно, Краснодар. Там все-таки более «наш» случай. В Москве и Санкт-Петербурге более, так сказать, открытая ко всему новому публика. Краснодар же более губернский город, как наш Воронеж, его опыт более применим здесь. Ребята у нас, как и в Краснодаре, работают сами: сами находят площадки, на которых будут выставляться работы, сами проводят медиа-поддержку своего проекта, когда в Питере и Москве более «раскрученная» среда, больше возможностей для реализации подобных идей, больше помощи с участием медиа.

Работать в рамках проекта мы начали до того, как выиграли грант на его реализацию. В августе с ребятами решили начать заниматься рисованием художественной акварелью и гуашью. Непосредственно в условиях гранта мы начали работать только с 1 ноября. Сейчас ждем средства, которые должны получить в качестве поддержки, чтобы распределить их до ноября следующего года. То есть по программе мы будет заниматься в течение года. Входит в нее и прикладное творчество - лепка, гончарное дело, просветительские выходы на различные культурные мероприятия и выставки с работами ребят. В планах купить муфельную печь, отремонтировать помещение. Сейчас как раз его подбираем.

Что касается помещения, в котором мы сейчас находимся, то тут все было сделано своими руками. Пришлось даже огородить решеткой входную группу, где раньше был открытый вход в подвал. Наверное, не будем уточнять, чем там иногда занимались местные... В общем, для детей эту зону обезопасили. Также у нас есть площадка для занятий по средам от Воскресенского храма на улице Орджоникидзе, договорились с Домом молодежи о выделении нам еще одного помещения. С учетом того, что занятия постепенно перетекут в одну локацию, мы сможем встречаться с    ребятами 3 раза в неделю. В группу вхожи дети от 14 лет и взрослые.

Конечно, реализуется в рамках работы организации не только «Сокровенный человек». Еще один проект, «SP. Мануфактура», например, держится только на продажах изделий, которые создают участники.

- Тут мы имеем ввиду возможность зарабатывать. То есть сюда их приводят, чтобы научить самостоятельности, возможно, в будущем, трудоустроить. Когда они приходят, многие не знают, что такое трудовая дисциплина, работа по определенным показателям, нет понимания, что если ты просто сидишь, то денег заработать не получится. «Сокровенный человек» состоит, в том числе, и из этих ребят, и из тех, кто вхож в проект «Лучшие друзья», который реализуется с московским фондом. Ребята все приходят и приходят. Минимум, на который мы рассчитываем - это 30 человек в группе, - рассказывает Наталья.

Сотрудничает центр и с местным профессионально-педагогическим колледжем. Там есть целое отделение профессиональной подготовки для ребят с умственной отсталостью.

- То есть они имеют какую-то профессию, получили среднее профессиональное образование, например, у нас половина - повара, две швеи, но на производство их не берут, потому что для швеи важно все делать быстро, а для повара - техника безопасности. Все говорят: ну куда мы вас возьмем с психическими заболеваниями, мы не можем и боимся. Очень сложно трудоустроить таких людей, но у нас есть положительные примеры. Например, одна из воспитанниц, Настя, работает уже около 5 лет в популярном фаст-фуде, еще два парня: один - разнорабочий на заправке, другой - упаковщик на фабрике. Понятно, что допускают их не до всего - уборка, подготовка овощей и так далее.

Наш проект «Сокровенный человек», во-первых, поможет ребятам реализовать свой творческий потенциал для тех, у кого он есть. Во-вторых, научиться разным техникам в этой сфере, развить уже сформировавшийся навык рисования, прикладного искусства. В-третьих покажет потенциал ребят, которые могут не только получать пенсию от государства и налогоплательщиков, а являются полноценными членами общества.

На вопрос о том, относятся ли к воспитанникам как к инвалидам, Наталья ответила так:

- Такого понятия у нас как такового нет. Они - люди с ментальными расстройствами, люди с аутизмом. В первую очередь они люди, обращаемся мы к ним по имени, так и говорим: наши ребята. Иногда сваливаемся в детство и называем их нашими детьми, а потом поправляем себя, что они уже взрослые.

Хочется, чтобы жители Воронежской области обратили внимание на такие проекты. Например, мы участвуем в фандразинговой платформе «Нужна помощь», и мы бы хотели пригласить людей поучаствовать в поддержке    проектов «Искра Надежды». Также мы проводим различные мероприятия и будем рады всем, кто к нам придет, особенно семьям с детьми. Мы только за инклюзию, за то, чтобы дети были социализированы.

Председатель «Искры Надежды», преподаватель ВПГУ, кандидат педагогических наук Татьяна Поветкина:

- Изначально мы случайно начали заниматься рисованием. Было это летом, когда программы как таковой нет,    преподаватели в отпусках, дети по большей части отдыхают, но с ними нужно чем-то заниматься. И вот, после такого занятия, когда мы увидели, на что они способны, начали думать о том, как это можно реализовать.

Идея закрутилась вокруг известного воронежского писателя Андрея Платонова. Хотелось воплотить в жизнь что-то красивое, потому что в наших ребят мы верим и хорошо их знаем.

По словам Татьяны, в том числе, идею почерпнули и заграницей:

- В поездке по Америке мы были в 5 городах, и в каждом я видела мастерские, связанные с изобразительным искусством. Работают там умственно отсталые люди. Я видела потенциал этих мастерских. Ребята делают и дизайнерские вещи на заказ, и в целом выставляется очень много их работ. То есть в какой-то мере, это тоже своеобразная подготовка к трудоустройству. Возможность заниматься творчеством для ребят - это и отдушина, и возможность монетизировать свой талант, продавая хорошие работы.

При этом потенциал воспитанников для педагогов очевиден и достаточно давно. Есть и конкретный пример того, как ребята в центре могут себя показать.

У нас есть мальчик с аутизмом, Коля, который очень хорошо рисует. Мы даже делали его выставку, - рассказала Татьяна.

Что касается реакции самого автора таких выставок, то тут могут возникнуть сложности: кто-то не может отдать свою работу, что музыкальную, что художественную, объясняет председатель организации.

- Например, в Воронеже есть композитор, имеющий особенности. Но продать или отдать свои произведения он не может. У нашего Коли такой проблемы не возникло. То есть все индивидуально.

Имеются и те, кто в процессе социализации стали совсем самостоятельными и «пошли на взлет»:

Например, двое ребят (мальчик и девочка), будучи участниками проекта «Лучшие друзья» однажды поняли, что хотят быть уже по ту сторону - волонтерами. И вот мальчик сейчас уже «на подлете», а девочка уже от нас окончательно ушла. Мы чувствуем, когда они становятся самодостаточными и самостоятельными.

Между тем внимание центр уделяет и маленьким деткам, у которых есть свои особенности. Часть проектов, реализуемых сотрудниками, имеет отношение именно к ранней помощи детям до 3 лет. В таком случае возможность увидеть улучшения в поведении ребенка наиболее высока. Однако, бывают и случаи, когда родители не справляются и выбирают другой путь.

- Мы знаем, что если к нам приведут ребенка в таком раннем возрасте, то мы сможем ему оказать максимальную помощь, вплоть до снятия диагноза, инвалидности и так далее. Для этого существует проект «Реальная помощь», который работает совместно со «Школой для родителей». В первом случае мы работаем с детками, а во втором с их родителями. Входит сюда и домашнее консультирование, диагностика, отработка целей и т.д., в рамках гранта мы можем говорить о трехмесячном курсе. Мы также проводим консультации в детских садах и школах. В регионе у нас таких учреждений с ресурсными группами и классами для особенных деток всего 40.

Иногда, конечно, родители все-таки перестают справляться с такими детьми. Приходится идти уже в специальные учреждения - дома-интернаты для умственно отсталых. Мы понимаем, что тяжело иметь такого ребенка в семье: это и время, это и финансы, и нужно забыть о реализации своих планов. Не все могут, к сожалению, так круто изменить жизнь, плюс не у всех есть папы и бабушки, маме приходится самой справляться со всем тем, что на нее свалилось. Но наши мамы - абсолютные герои.

Татьяна Поветкина добавила, что гораздо хуже случаев, когда приходится отдавать ребенка в дом-интернат только то, когда у ребенка небольшие отклонения и на них закрывают глаза. Таким деткам тоже нужно профессиональная помощь, уверена Татьяна.

«Сокровенный человек» в лицах

Люба, участница проекта «Сокровенный человек»:

 

- Я занимаюсь творчеством еще с детских лет, еще со школы, интерната №7. Нас учили там делать праздничные рисунки и еще много чему. С тех пор я сама училась распознавать, какие бывают рисунки – не только такие, каким учили нас, но и другие, покупные, ну например, раскраски. Я вот рисую по раскраскам-антистресс. Это меня иногда успокаивает, иногда дает мне вдохновение. Сейчас идеи мне подсказывают преподаватели: показывают на телефоне или какую-то картину, могут дать тему. Например [прим. ред. – показывает на рисунок с пейзажем], это я рисовала Закорпатье. Я увлекаюсь мифологией, поэтому выбрала эту тему.


Рисунок, о котором рассказывала Люба

Катя, учится вместе с Любой:

- Это гора [прим. ред. – показывает на рисунок]. Я сама ее рисовала. Срисовывала с другой композиции. Есть еще цветы, это было такое задание, мы рисовали мазками. Мы рисуем все вместе. У каждого свои наборы: краски, кисточки, карандаши и стаканчик с водой. Мне очень нравится рисовать. Еще я умею шить игрушки, больше всего мне нравится шить зверят.


Рисунок, который показывала Катя

«Вот это уже абсолютно недопустимо». О скандале с Бутурлиновским домом-интернатом для умственно-отсталых

Председатель «Искры Надежды» Татьяна Поветкина прокомментировала и скандал с Бутурлиновским интернатом:

-  По поводу связывания детей скажу, что существуют такие показания врачей-психиатров. Можно представить взрослого человека, который, например, сильно самоповреждается. Бывают страшные состояния у людей, и тут без этого не обойтись. Что касается детской психиатрии, то тут вопрос спорный. В принципе ребенка можно удержать. Это явление, безусловно, системное. С проблемой нужно бороться по-другому, не без конца делать замечания, а непосредственно запускать туда волонтеров, чтобы они постоянно туда ходили. В этом случае, наверно, и покормят как надо, и обучат, и не свяжут. Мы уже договорились, что будем ездить туда раз в неделю, обучая персонал, занимаясь с детьми.

Конечно, сотрудников там мало. То, что мы видели на фотографиях, существует во многих подобных учреждениях, но есть и те кадры, которые в принципе вызвали недоумение и у нас. Например, там есть фотография, где мальчик в черных штанишках лежит на ребристой кровати сильно связанный. Вот это уже абсолютно недопустимо.

 Текст: Юлия Коннова