Хороший гордеевец. Проводы Шабалатова

Проводы Шабалатова. Хороший гордеевец

icon 07/09/2023
icon 10:30
Важная новость
Хороший гордеевец. Проводы Шабалатова

© Фото: Правительство Воронежской области

Фото: Правительство Воронежской области

Властолюбие - самая сильная из человеческих страстей. Хочешь узнать человека - дай ему власть, захочешь, узнать каков человек на самом деле - отними ее у него. 4 сентября с поста вице-губернатора - первого заместителя председателя облправительства уволился Виталий Шабалатов, формально второй человек в иерархии исполнительной власти региона, протеже и ближайшая связь экс-губернатора и вице-спикера Госдумы Алексея Гордеева. В здании на площади Ленина, 1, Виталий Алексеевич проработал тринадцать лет, начав с должности помощника губернатора в 2010 году, он плавно перемещался вверх по карьерной лестнице - управделами в 2013, строительно-коммунальный вице-премьер в 2016, экономический вице-губернатор в 2018 году.

Шабалатов уезжает в Москву, о его будущей должности (банковская сфера или «Росавтодор») ходят противоречивые слухи. Наверняка руку к этим слухам приложил и сам Шабалатов. Склонность к мистификации - одна из характерных черт Виталия Алексеевича, человека скрытного, никому никогда не доверявшего, кроме очень узкого круга. Но если не доверяешь ты, то не доверяют и тебе. Мистификации помогают хранить тайны - и свои, и чужие. А тайн Виталий Алексеевич знает слишком много, чтобы ими с кем-то делиться. Он и сам оказался человеком-загадкой. И только властолюбивая страсть иногда вырывалась наружу и портила всю игру. Шабалатов, когда-то давным-давно завоевавший доверие Гордеева, не слишком старался стать доверенным лицом сменившего его губернатора Гусева, как бы всем видом показывая: «Не ты меня сюда поставил, не ты мой хозяин». В конечном итоге, это стоило ему кресла. А как он в нем держался, попробуем разобраться в нашем материале.

Дети обкома

Будущий вице-губернатор родился в 1974 году в Калаче, где работал первым секретарем райкома КПСС его отец Алексей Филиппович. Виталий был вторым ребенком в семье. Сестра Ирина, ныне владелица и директор самой знаменитой воронежской стоматологической клиники «Дентика», была старше брата на семь лет. Отец в дальнейшем дорос до серьезной должности заведующего идеологическим отделом обкома партии. Семья перебралась в Воронеж, жили в обкомовском доме Кирова, 10, в одном подъезде с начальником управления ФСБ и будущим губернатором Владимиром Кулаковым. Шабалатов-старший в какой-то период составлял аппаратную конкуренцию будущему первому секретарю обкома и красному губернатору Ивану Шабанову. Придя к власти в 1990 году, Шабанов моментально отправил Шабалатова-старшего на «другую работу», то есть на выход. А спустя девять лет Алексей Филиппович погиб в автокатастрофе в Семилукском районе. В то время выпускник юрфака ВГУ Виталий Шабалатов только начинал делать первые самостоятельные шаги на юридическом поприще. Так что, Виталий Алексеевич - реальный selfmade man. С другой стороны, он с детства был вовлечен в мир реальной власти и искусству аппаратных интриг имел возможность учиться у отца. Такой опыт даром не проходит.

Семейным зубным бизнесом Ирина, по мужу Журихина, начала заниматься, когда Виталий еще ходил в школу. И в лидеры рынка «Дентика» выбилась задолго до прихода Виталия в органы власти. Но то, что брат помогает в развитии бизнеса сестры и ее мужа Алексея, кажется совершенно очевидным. Тут и построенное (говорят, без единого кредитного рубля) новое пятиэтажное здание «Дентики» около ж-д вокзала, в котором часть помещений арендует очень богатый Фонд обязательного медицинского страхования Воронежской области, и многочисленные строительные бизнес-проекты, которыми внезапно стали заниматься Журихины после прихода Шабалатова во власть.

После отставки отца жизнь Виталия проходила без блата. Например, для поступления на юридический факультет ВГУ (1992 год) он сначала год должен был отработать юрисконсультом. Без стажа по специальности простой народ на учебу не брали. Среди соучеников и однокашников Шабалатова много знаменитых лиц: два генерала СУСКа - Кирилл Левит и Михаил Мокшин, судья Верховного суда Татьяна Завьялова, зампред суда по интеллектуальным спорам Георгий Данилов, Татьяна Коновкина, председатель судебного состава, рассматривающего банкротные дела в воронежском арбитраже. Сам Шабалатов отрицает «устойчивые» связи с однокашниками. Но в воронежском юридическом сообществе ходило много разговоров о «вхожести» Шабалатова в кабинеты Мокшина, пока он еще был замом в воронежском СУСКе, и о дружбе с Коновкиной. В арбитражах Виталий Алексеевич и по сей день свой человек. У власти исполнительной и власти судебной много общих вопросов.

В 1996 году, те есть сразу после получения диплома юрфака, Виталий Алексеевич, благодаря старым связям отца, попал работать в межтерриториальную коллегию адвокатов. Коллегией руководил дуайен воронежкого адвокатского корпуса Николай Ткачев, который сразу отметил у Шабалатова «природный талант к юриспруденции, острый ум, умение развернуть проблему к себе лицом». Николай Николаевич взял талантливого юриста под свою опеку, постоянно таскал за собой в Москву, делясь главной юридической валютой - связями. Со временем Шабалатов стал заместителем руководителя коллегии, в которую входило более двухсот адвокатов из четырех областей. В общей сложности, Шабалатов проработал в коллегии 14 лет.

Юридический мир - закрытое сообщество, поэтому достоверно сказать о связях и подвязках Виталия Алексеевича в этом мире довольно сложно. Но, по крайней мере, две фамилии стоит упомянуть. Дмитрия Ганичева, главу адвокатского бюро «Ганичев и партнеры», специализирующегося на арбитражных и гражданских делах, можно назвать ближайшим другом и партнером Шабалатова. На первую жену Ганичева был оформлен помпезный, но не окупивший себя ресторан «Виноград» на проспекте Революции, который долгое время был неофициальным офисом и местом деловых-и-не-только встреч Шабалатова и Ганичева. После развода Ганичевых ресторан продали, а Виталий Алексеевич стал крестным ребенка Ганичева от второго брака. А дочь Ганичева от первого брака делает карьеру на площади Ленина, 1, в аппарате у Шабалатова. В свою очередь, старший сын Шабалатова Алексей работает адвокатом в конторе Ганичева.

Второго своего ближайшего товарища, в прошлом прокурора, а ныне одного из самых известных адвокатов города Евгения Пискунова Виталий Алексеевич в буквальном смысле вынул с кичи. В 2007 году Пискунов попал в разборки с коллегой, не поделив 1,3 миллиона рублей, и два года проходил обвиняемым по уголовному делу. Защищавший его Шабалатов сумел добиться полного оправдания Пискунова. Причем, добился на уровне Президиума Верховного Суда. Теперь адвокатское бюро Пискунова, который, в отличие от Ганичева, предпочитает заниматься уголовными делами, берется за самые громкие дела и часто (но не всегда) добивается полного оправдания своих клиентов. Так, благодаря Пискунову, сухими из воды выходили депутаты гордумы Крутских и Оганезов, первый вице-мэр Петрин. Отделался условным сроком строительный вице-мэр Левцев. Пискунов был защитником известных потерпевших - похищенного кавказцами будущего мэра Кстенина и «Павловскгранит-Жилстроя», посадившего своего бывшего хозяина Сергея Пойманова. Сейчас Евгений Сергеевич защищает бывшего, но очень осведомленного вице-спикера гордумы и казначея «Единой России» Алексея Пинигина. И, конечно, Пискунов знает ответ на вопрос воронежского «твин-пикса»: «Кто убил Полину Ивакину?» Ведь именно он защищал человека, признанного виновным в самом громком ДТП в истории Воронежа. Пискунов любит делать вид, что «сто лет не видел» Шабалатова, что их связь сильно преувеличена. Но в юридическом мире Воронежа уверены: за Пискуновым стоит Шабалатов. Был даже забавный эпизод, когда осенью 2013 года Евгений Пискунов на три дня возглавил управление имущественных отношений мэрии. Но потом, после воя, поднятого в проУРПшных СМИ («Как же так, да он же сидел!»), Пискунову пришлось с муниципальной службы ретироваться. Зарплата там маловата - жена не одобрила, кривил потом душою адвокат. Это был первый случай, когда Шабалатов столкнулся с группой бывших чекистов Марковым и Соколовым, которых тогда еще никто фрондой не называл. Позже он станет одной из главный мишеней информационных наездов фронды. Кстати, почему - дать вразумительный ответ нельзя. Больше всего похоже на внутривидовую борьбу за близость к Гордееву. А, может, это игры, чтобы сбить с толку непосвященных. А, может, и того, и другого понемножку.

Порученец

На государственную службу Виталий Шабалатов попал летом 2010 года, в 36 лет. Причем, сразу занял небольшой, но престижный кабинет 521 в губернаторском крыле пятого этажа. Это символизировало близость к телу Самого. А близость к телу первого лица - это основная составляющая и источник власти, которая выше контролируемых бюджетов и расставленных кадров. Ибо бюджеты можно урезать, а кадры поменять. Доверие же не купишь, его можно либо завоевать, либо утратить. 

Как познакомился Виталий Алексеевич с Алексеем Васильевичем, является до сих пор неразгаданной загадкой. В качестве возможного протеже называют личного друга Гордеева и экс-главу управления Госстройнадзора Юрия Ракова, но это неточно. Самым простым ответом было бы: губернатор искал лучшего в своем деле и нашел его.  А главным делом адвоката Шабалатова к 2010 году являлась не просто юриспруденция, а земельное право. В этом загадочном мире, где одним можно делать деньги из воздуха, а других на законных основаниях оставлять ни с чем, Виталию Алексеевичу не было у нас равных. Речь не о каких-то никому не нужных тигулях, а о самой ценной - пригородной земле. Вообще, статус адвоката запрещает заниматься коммерческой деятельностью. Но этот прямой запрет почему-то не распространяется на право быть учредителем коммерческих организаций. Мы встречаем Шабалатова в соучредителях ООО «Агропромпроект» (этот бизнес, возможно, он унаследовал от отца) и ООО «Погоново». Это какое-то охотхозяйство и в учредителях его Шабалатов числился с 2007 по 2010 год. После чего переоформил долю, вероятно, на номинала - некую Светлану Петрову. Любопытны другие соучредители, которые появлялись в этом охотхозяйстве - очень крупные строители. Сначала это был ЖБИ №2 Александра Полянских, а с 2013 года совладелицей стала Алина Цыбань, дочка владельца «Выбора» Александра Цыбаня. Знаменитый квартал «Озерки» - совместный проект Цыбаня и семьи Журихиных был связан с пригородной землей, которая меняла и владельцев, и разрешенный вид использования с сельхозназначения на строительство. Можно, не сомневаться, что в истории «Озерков» без юридических талантов Виталия Алексеевича не обошлось.

Принято считать, что доверие губернатора Гордеева юрист Шабалатов получил благодаря удачной работе по решению проблемы обманутых дольщиков. Но это было не первое поручение.

Первой темой для Шабалатова на службе у губернатора была тема Ямного-Подгорного. Это три тысячи гектаров самой дорогой пригородной земли сразу за областной больницей. Их сначала получили на паи четыреста колхозников, а потом эти земли очень быстро и ловко отжимали разные бандиты (так называемые «девяткинские», двигавшиеся по теме казино), чиновники, депутаты и силовики. В 2005 году по факту отжима в полиции было возбуждено уголовное дело о мошенничестве, но спустя два года его мирно похоронили. В какой-то момент новые хозяева земли почувствовали себя хозяевами жизни. И стали отсуживать у городской администрации деньги за якобы незаконное распоряжение землями ЗАО «Подгорное» - часть колхозной земли успело стать чертой города.

Сначала был пробный шар - в 2009 году выиграли в суде 23 миллиона в качестве возмещения «ущерба» за застройку 0,5 га. Потом выиграли 105 миллионов. А потом, осмелев, ЗАО «Подгорное» накатало исков к мэрии на 500 млн. Тут Гордеев хлопнул кулаком по столу: «Хочу, чтобы все знали: мы никому не позволим разбазаривать бюджетные деньги», и направил решать вопросы своего помощника по правовым вопросам. Расследование уголовного дело возобновили по вновь открывшимся обстоятельствам. Иски улетучились. По некоторым сведениям, их было пять и по двум из них состоялся обмен землями. ЗАО «Подгорное» получило землю в компенсацию за ту, которую застроили по распоряжениям мэрии. Из бюджета деньги через коррумпированные суды больше не вытягивали. Вновь открытое уголовное дело снова рассосалось. Колхозная земля осталась у юридически подкованных рейдеров. А Шабалатов стал чем-то вроде адъютанта губернатора по особым поручениям. Спецпредставителем в юридическом мире.

Главным поручением на тот момент были обманутые дольщики. Проблема была по всей стране, но в Воронеже она стояла особо остро: 42 брошенных объекта, на которых полностью прекратилось строительство, и 4,5 тысячи обманутых дольщиков. Большинство дольщиков - это люди с невысоким уровнем дохода, многие, купившись на бросовые цены, брали ипотечные кредиты, продавали единственное жилье. Цена полного решения вопроса обманутых дольшиков составляла около семи миллиардов (или полтора миллиона за одну квартиру). В бюджете таких денег не было. Шабалатов не де-юре, а де-факто возглавлял рабочую группу по обманутым дольщикам. Схема была принята знакомая. Для надежности ее затвердили областным законом. Те из новых строителей, кто брался достраивать за нерадивыми коллегами, получали в качестве компенсации земли из специального фонда. Причем, это были земли федерального значения. Часть денег на достройку вносили сами дольщики. Проблема обманутых дольщиков в основном была решена за два-три-четыре года. Быстрее всех в России. С одной стороны, было сделано благое дело, с другой, была выстроена схема, которая дала возможность заработать очень многим. Заработать через близость к власти. Ведь никаких торгов на достройку не проводилось.

А еще у Шабалатова появились два очень близких застройщика - уже упомянутый Александр Цыбань и молодой Михаил Гусев, «Еврострой». Всех троих связывала страсть к охоте и рыбалке. С Цыбанем Шабалатов в 2015 году попал в «вертолетный скандал», когда решили махнуть на выходные на вертолете в Астрахань на рыбалку и засветились перед журналистами. А с Михаилом Гусевым застряли на сафари в Танзании в феврале 2020 года, в самом начале эпидемии ковида, когда повсеместно было прекращено авиасообщение. Чтобы вытащить незадачливых охотников и их трофеи из саванны, пришлось подключать целое Министерство иностранных дел. В общем, в строительной отрасли Шабалатов стал своим задолго до того, как был назначен ее куратором.

Но до этого в жизни Шабалатова была еще одна важная карьерная ступень. В начале 2013 года его назначили управляющим делами администрации области вместо умершего Владислава Токарева, ближайшего соратника Гордеева еще по Минсельхозу. Вместе с должностью Шабалатов получил одну важную номенклатурную плюшку. Он переехал жить в правительственный пансионат «Репное» - рай для очень избранных. Туда, где жил Гордеев.

Командуя в качестве управделами организационными вопросами функционирования областной исполнительной власти, Шабалатов продолжал заниматься и дольщиками, и особыми поручениями, касавшимися силового блока вообще и судебной системы в частности. Уже то, что Шабалатов представлял в юридическом мире всемогущего Гордеева, делало и самого Виталия Алексеевича лицом крайне влиятельным. А умение извлекать выгоду из влиятельности и нужных связей Шабалатов научился задолго до попадания на госслужбу.

Вообще, решение юридических проблем предполагает тишину. Было много разных интересных событий, где мы можем лишь предположить теневое участие Шабалатова. Дела, которые вел Пискунов. Или, например, участие по вызволению из колонии самого скандального воронежского чиновника - начальника дорожного департамента Александра Трубникова, получившего в 2016 году семь с половиной лет за три особо крупные взятки, и вышедшего через год «умирать» с «четвертой степенью рака» и внезапно исцелившегося.

Самой громкой историей, в которой Шабалатов реально засветился как теневой координатор, стала история отжима крупнейшего щебеночного карьера Европы - «Павловскгранита» от местного олигарха Пойманова к московскому Жукову. Пойманов, совсем не вовремя взявший пятимиллиардный кредит в Сбере, не горел желанием расставаться с активом. Война растянулась на несколько лет, уголовные дела возбуждались и в одну, и в другую сторону. А со стороны Пойманова шло мощное медийное сопровождение, живописующие «злодейства» Виталия Алексеевича, дергающего по поручению Гордеева за ниточки коррумпированных силовиков. Итог: Пойманова посадили и обанкротили.

Следующим карьерным шагом Шабалатова стало назначение в 2016 году на пост заместителя председателя правительства, курирующего строительство и ЖКХ. Это назначение на ответственный участок вкупе с доверием Гордеева сделало Виталия Алексеевича «наследным принцем». Шабалатова кооптировали в местное «политбюро» - президиум регионального политсовета «Единой России», что характерно вместе с юным вице-мэром Антиликаторовым, ныне отбывающим срок за особо крупную взятку. Почти сразу же Шабалатова стали называть одним из кандидатов на должность мэра Воронежа. Тогда как раз отменили всенародные выборы. Ведь неразговорчивый, сторонящийся прессы и вообще публики Шабалатов так и не стал публичным политиком. Он за тринадцать лет не дал ни одного интервью, не провел ни одной пресс-конференции. Хотя не привлекая внимания, регулярно общался, например, с профессором-политологом и руководителем «Экономики и жизни» Дмитрием Нечаевым, вдувая ему в уши «правильные» инсайды.

Если бы Гордеев не ушел в 2017 году назад в Москву, у Шабалатова были все шансы стать не на словах, а в реальности наследником престола. Он к концу второго гордеевского срока был одним из двух самых приближенных к губернатору людей. Но второй - Максим Увайдов - не был местным. Гордеев, если смотреть с колокольни Шабалатова, ушел слишком рано. Назначение в декабре 2017 года мэра Воронежа Александра Гусева исполняющим обязанности губернатора означало новую эпоху. А каждая эпоха - это новая раздача карт. Колода, правда, почти всегда состоит из одних и тех же валетов. Шабалатову требовалось учиться жить в новых реалиях. Смысл этих реалий - двоевластие.

Между двумя ГАВами

Уход Гордеева Шабалатов комментировал аккуратно, но все равно какие-то полутона («сожаление», «контроль», «останусь я или нет») выдавали Виталия Алексеевича - своим для первого лица он больше не будет: «Лично у меня осталось сожаление из-за ухода Алексея Васильевича из региона. Но в силу своих своих обязанностей он будет осуществлять контроль и над нашей областью. Алексей Гордеев поддержал кандидатуру Александра Викторовича (Гусева). А мы - одна команда, которая проработала семь лет. Поэтому готов работать и с Гусевым, никаких вопросов здесь быть не может. Но останусь я или нет в облправительстве, решение примет, конечно, новый глава региона».

Гусев оставил Шабалатова. Гордеев похлопотал. Более того, за выборный  2018 год Виталий Алексеевич сумел дважды укрепить свои аппаратные позиции. Сначала, в апреле, на освободившееся место мэра Воронежа направили первого вице-мэра Вадима Кстенина. Это был человек из круга Шабалатова, которого регулярно брали с собой порыбачить. Конечно, конструированием карьеры Кстенина занимался лично Гордеев, но есть все основания полагать, что именно Шабалатов приложил наибольшие усилия, чтобы Кстенин стал мэром.

Вторая шабалатовская победа была одержана над миллиардером Евгением Юрченко, которого в апреле Гусев очень неожиданно сделал исполняющим обязанности вице-губернатора. Неизвестно, как проходило назначение Юрченко. Наиболее распространена версия, что Юрченко был креатурой тогдашнего федерального вице-премьера Дмитрия Рогозина. Но наверняка были и другие, кто рекомендовал назначить Юрченко. Назначение было очень не по душе Гордееву, но ввязываться напрямую было, пожалуй, чревато. Шабалатов сделал все, чтобы Юрченко споткнулся. Тем более, бывший гендиректор «Связьинвеста», как оказалось, был не силен в аппаратных интригах. Гусеву доложили (кто, можем только предполагать), что Юрченко очень хочет после выборов занять должность председателя правительства области. Это делало бы самого Гусева хромой уткой с первого же дня губернаторства, что в его планы явно не входило. В октябре Гусев расстался с Юрченко в достаточно жесткой форме, назвав его назначение кадровой ошибкой. Юрченко, прощаясь, сказал: «Посмотрите, кто займет мой кабинет, тот меня и подсидел». Кабинет «председателя облисполкома», равный по размерам губернаторскому, в ноябре занял Шабалатов. Он, конечно, не претендовал на должность председателя облправительства. Но теперь ему подчинялась вся экономика области и все ее финансы. Правда, через курирующих вице-премьеров облправительства. Некоторых, как строительного Честикина и промышленного Верховцева, Шабалатов мягко подмял под себя - и они на доклад к губернатору не ходили, не посоветовавшись предварительно с Виталием Алексеевичем. С некоторыми, как с аграрным Логвиновым, такой финт не проходил. Во всех финансово-ёмких отраслях (строительство, дороги) Шабалатов имел своих, ярко-выраженных фаворитов.

В первый год работы под Гусевым Шабалатов старательно пытался выстраивать свой - клан, не клан, а группировку по интересам. В нее помимо Кстенина, которого он фактически курировал, входили руководители департаментов образования и строительства - Мосолов и Гречишников. Но потом  Гречишникова хлопнули фейсы. Дело было мелкое, и непонятно, кто навел. Гречишников отделался условняком, а союз Мосолова и Шабалатова после этого распался. Были еще поначалу попытки сблизиться с главным негордеевцем - вице-губернатором и руководителем аппарата Сергеем Трухачевым. 

Пока Гордеев был вице-премьером и пока в регион при его участии текли рекой деньги из федерального бюджета, Шабалатов ходил гоголем. Он был не просто на коне. Он вел себя максимально самостоятельно по отношению к Гусеву. И скрывать это получалось с трудом. Можно говорить, что Шабалатов сохранил верность Гордееву, а можно, что выбрал более сильного покровителя. Возможно, уже тогда Шабалатов заручился поддержкой Алексея Васильевича, согласившегося поставить на него как на «дублера» Гусева и его возможную замену. А, может, это была идея самого Гордеева.

Все резко изменилось в январе 2020 года, когда Гордееву не нашлось места в правительстве Мишустина. Алексей Васильевич перешел в Госдуму, а это не только резкое уменьшения влияния в федеральном масштабе, но и переход в другую ветвь власти. Гусев шаг за шагом стал выходить из-под опеки своего предшественника. Обострились внутриклановые разборки, войны башен воронежского «кремля». Выкинули Честикина. И тут оказалось, что, несмотря на положение второго человека в иерархии, Шабалатову не на кого опереться. Столько непеределанных дел, а некоторые уже поспешили его похоронить. Нет, не таков Виталий Алексеевич.

Шабалатов нашел интересный и дешевый способ повысить свой политический вес. Весь 2020 год кто-то аккуратно распространял слухи о возможном назначении Виталия Алексеевича, находившегося в кремлевском управленческом резерве, губернатором в другой регион. Сначала в эти слухи верили, потом они стали самораспространяться, потом народ все просек и просто стал ржать. Наследный принц превратился в ждуна. Гусев откровенно стебался в интервью: мол, Виталий Алексеевич уже готов к самостоятельной работе. А если это был не стеб, а указательный жест в сторону двери?

Самым важным делом Шабалатова в 2020 году был новый генплан Воронежа. За него отвечала главный архитектор города Людмила Подшивалова, человек из ближнего круга вице-губернатора. Генплан - это огромный труд коллектива архитекторов, но в этом труде зашифрованы многомиллиардные заработки строителей. Все нападки недовольных Генпланом имели три мишени - Кстенин, Подшивалова и депутаты городской думы. А настоящий кукловод, грамотный юрист и искусный переговорщик Шабалатов оставался в тени. Формально генплан под улюлюканье прикормленных фрондой общественников и СМИ принимался на городской думе в декабре 2020 года. Но, возможно, реальное согласование генплана проходило далеко от посторонних глаз, где-нибудь на сафари в Танзании, где собрались вместе с Шабалатовым несколько видных строителей.

Но Гусеву что-то очень не понравилось в истории с генпланом, и в апреле 2021 года Подшивалову выкинули с должности без объяснения причин. То, что это было решение именно губернатора, а не мэра, скрыть было сложно. Хотя формально все было «по собственному». И это был мощнейший удар по Шабалатову. Настала пора готовить запасной аэродром. Шабалатов подался в ученые. Засел за диссертацию, почему-то по экономике. Кто ему помогал писать, осталось тайной за семью печатями. Теперь за такую помощь можно и схлопотать. В телеграм-каналах все время пускали по ложному следу - то один ректор объявлялся диссертационным негром, то другой. А про самого Шабалатова гадали, какой же вуз он возглавит после губернаторских выборов 2023 года. 

Но был еще план Б. Весной 2023 года истекали полномочия невсенародно избранного Кстенина. Казалось, при таких тесных отношениях, которые были у Кстенина с Гусевым и спикером гордумы Ходыревым, переизбрание силами послушных депутатов станет для него легкой прогулкой. Но примерно за год до переизбрания Кстенин стал объектом мощной и длительной информационной атаки. Шабалатов не был ее инициатором и тем более - организатором. Для этого у Гордеева были специально обученные люди, вроде депутата Госдумы Маркова и (бывшего уже) внутриполитического вице-губернатора Соколова, к которым для масштабности был приставлен кошелек молочного олигарха Аркадия Пономарева. А главным тараном антикстенинского заговора сделали председателя облдумы и по совместительству регионального секретаря «Единой России» Владимира Нетесова: из-под мэра выбили табуретку, отняв руководство городским отделением партии власти. В общем, в последний бой были брошены все силы, но Кстенин уцелел. Если бы Шабалатов был японцем, стоило бы задуматься о харакири.

Было ли целью этой компании наказание Кстенина за недостаточную верность Гордееву? Или это была полномасштабная подготовка к замене мэра на Шабалатова, с дальнейшей попыткой пересадить его  в губернаторское кресло? Еще за год до переизбрания Кстенина Шабалатов как будто пропал с радаров - не вмешивался ни во что, стараясь не привлекать к себе внимания, отгуливал все положенные ему отпуска, жил и работал как будто по инерции. Может, и сам понимал обреченность затеи с попыткой тайной смены мэра.

Этой весной, после переизбрания Кстенина депутатами гордумы, у Шабалатова и Гусева состоялся принципиальный разговор о том, что Виталию Алексеевичу после губернаторских выборов не найдется места в новом составе облправительства и пора искать себе новую работу. На поиски было почти полгода.

Довольно сложно понять, каким Шабалатов был, чего достиг за столь длительный период нахождения рядом с самой вершиной власти. Он был не холоден и не горяч, а тепл, и был извергнут. Шабалатов был очень закрытым и быстро научился пользоваться властью в своих интересах. Но еще лучше Шабалатов умел маскировать свои действия, почти не оставлял следов. Тоже своего рода талант: скрой свои мысли, узнай, что думают другие - это про Шабалатова. Он не нажил врагов, хотя обиженных на него - маленькая тележка.

Бывшему наследному принцу еще нет и пятидесяти. До пенсии далеко, опыт накоплен огромный. Где-то Шабалатов да выплывет, вероятно, в Москве, хотя нам теперь уже не важно. С уходом хорошего гордеевца Шабалатова заканчивается эпоха. 

Александр Пирогов